Responsive Joomla Templates by BlueHost Coupon

Из дневников и писем (Германия 1993-2020)

Category: Persönliches Published: Friday, 01 May 2020 Written by Alexander

Из дневников и писем (Германия 1993-2020)

19.09.1993

Тихое утро в квартире Павловых в Мангейме. [Виталий Павлов – друг и одноклассник моего старшего сына. Оба родились 25.07.1953] Тороплюсь хоть коротко зафиксировать вчерашний день.

Встретил меня [в Берлине] Сергей Баженов, товарищ Витальки (по просьбе Витальки) и, как вчера вечером уже здесь выяснилось, Димы Шейнина. Общий язык нашелся легко и сразу, просидели часа полтора в вокзальном кафе, прежде чем он проводил меня к месту встречи с заказанной им для меня через Mitfahrzentrale машиной. 22-хлетний Маркус со своей Кристиной собрался в Гейдельберг поздравить бабушку с 93-летием. Первую половину пути разговаривали – он бегло говорит по-английски. Среди прочего – показал место «Встречи на Эльбе».

Дорóгой, да еще на узком месте, еще в Восточной Германии (которая действительно заметно отличается от Западной, в частности худшими дорогами и некрашеными домиками) его Volkswagen, купленный за 200 марок, начал барахлить – впервые за два года. Маркус стал, прижавшись к барьеру и заняв половину правой полосы, и побежал поставить за кормой предупредительный красный треугольник. Пока он бегал, появилась дорожная полиция, поставила более солидные знаки – два мигающих светящихся и два красно-белых конуса – и вызвала техпомощь: ADAC = Allgemeine Deutsche Auto-Club- Маркус в этот клуб платит 55 марок в год, и это делает такую техпомощь «бесплатной».

Симпатичный мужчина в желтой одежде дорожного рабочего отбуксировал своей машиной нашу до Parking’a – везде вдоль Bahn’a – блоки обслуживания (Tanken, Essen, WC и тут же «Shop-чик»). Потом подъехал другой на мотоцикле. После замены ремня и какой-то пластмассовой детали на бобине оказалось, что система освещения тоже неисправна. Пришлось ехать несколько километров на станцию техобслуживания. Съело это три часа, и на одной из стоянок остановились, чтобы сговориться с мамой Кристины в Гейдельберге, что мы приедем к ней и она отвезет меня на своей машине в Мангейм, а Маркус поедет к бабушке.

Так и сделали. И все это было славно – очень доброжелательно и при ремонте, и с молодой мамой и ее Кристиной.

20.09.1993

Вчера – вылазка с Виталькой в Гейдельберг. Hauptstraße, Schloss (mit dem 221000 Liter Fass) Photo. 16 bis 17-30 – Horstmann‘ы. Затем Heim – Саша Кушнер, Сергей и его мама Галина Соломоновна, домой в Мангейм в 11-м часу.

Почти бессонная ночь – и туризм кончился, началась эмиграция: сижу в поезде на Гейдельберг – сейчас тронемся, там пересадка на Карлсруэ – в «пересылку», LandesaufnahmestellederausländischenFlüchtlingen = LASt.

[Такой маршрут- с пересадкой – я выбрал из экономии, потому что билет до HD у меня уже был]

Между поездами было 3-4 минуты, но, спросив, успел пересесть.

Теперь, для расслабления, несколько слов о Горстманах..

Накануне он пригласил нас на чай, несмотря на то, что возлежит в кресле с лейкемией. [Мы отдали ему машинопись книги о Горстмане. Я ее переслал Витальке еще из СПб с просьбой переслать Отто Горстману, но он отложил это до моего приезда. Потом О. Н. писал мне, что масштаб работы произвел на него сильное впечатление]. Чудная жена, бывшая учительница. Портреты прадеда [моя ошибка – деда, а не прадеда], А. Горстмана и его Шарлотты на стене. Дочь и зять (Scwiegersohn) владельцы этого дома. Очень доброжелательно. Потом жена догнала нас на улице и вручила (заранее заготовленный) конверт – für Fahkarte nach Karlsruhe [oder für Fahren] - с 100DM. Я не мог отказываться, да и не знал, что внутри. Помочь они могут только звонками по телефонам, которые им должны быть сообщаемы, но, говорят, это очень важно.

LASt - Живу в двухкомнатном блоке из двух сугубо смежных комнат с четырьмя койками в каждой. В моей (проходной) занята, не считая меня, одна, но хозяин, говорят, редко появляется – ездит.

В дальней комнате двое: Вадим, лет 20, и Герман Егоров, программист, лет 40, оба из Питера, живут здесь уже по полтора месяца.

Сегодня в письме написал Нинке, что ни на секунду не пожалел об эмигоации и не засомневался в правильности раздельного отъезда. И действительно, мне здесь все нравится (кроме некоторых совков в LASte). Но возник вопрос – после этих абсолютно искренних утверждений – как долго может продлиться это довольство? Не начнется ли тоска, когда почувствуется отмирание корней? Ладно, поживем – увидим.

21.09.1993

Попытка записаться в университетскую библиотеку (Technische Hochschule првратилась в университет). Можно пользоваться читальным залом – распивочно, но не на вынос. Qualvolle Schwierigkeiten mit der Sprache.

22.09.1993

С утра – письма. Потом отправился в центр. Сначала нашел музей естественной истории, чуточку походил, поглядел на прекрасные аквариумы и террариумы – Даньке бы увидеть эти шевелящиеся щупальцы актиний! Потом перебрался – это около 100 метров – в Landesbibliothek. Здесь тоже разрешили только распивочно. Походив вдоль полок общего доступа, решил, что среди таких книг жить было бы можно. (Надо заметить, что обе библиотеки, и университетская и эта, сильно компьютеризированы, как выглядит эта сторона дела, я еще не понял, но почему-то думаю, что доступно).

Часа через полтора выбрался, нашел, по вчерашним воспоминаниям, картинную галерею и провел в ней, думаю, больше двух часов. LouisEisen 1843-1899. TaunuslandschaftimVorfrühling, um 1875. Erworben 1943. Вот, пожалуй (пока) единственная вещь, которую отметил в городской картинной галерее. У немцев 19-го века живопись в основном вроде как у наших передвижников (только сюжеты иные, индифферентные).

Здание очень хорошее и по планировке и по освещению, причем к старому музею искусно пристроен новый корпус, но собрание в целом не очень хорошее – на фоне Эрмитажа. Больше всего немецких художников, почти сплошь неизвестных (отдельный раздел экспозиции – Badische Malerei); довольно хорошая коллекция старых голландцев, большей частью 17 век, в том числе даже автопортрет Рембрандта. Есть кое-что из французов – Э. Мане, К. Моне, Г. Курбе, К. Писарро – это главное. Обратил внимание, что год приобретения ряда картин 1942 или 1943, правда, таких немного. Работа какого-нибудь гауляйтера в Голландии?

На этом культурная программа кончилась, сходил в Hauptpostamt, потом в ALDI за едой. Возвращался уже в грозу – полегчало.

23.09.1993

Сегодня днем – сильные впечатления от немецкой зубоврачебной техники и системы.

24.09.1993

Восемь вечера, итоги за сегодня.

Сходил на вокзал – осваивал расписание и цены с помощью автоматов.

Пошел в Schloss, там интересная экспозиция по искусству: древность (археологические находки), античность – очень хорошая, хоть и небольшая, средневековье (немецкое), барокко (17-18 век), трофеи из Турции (Türkenbeute), наконец, история великих герцогов Бадена в портретах и скульптурах. У Карла Фридриха, которому я в какой-то степени обязан приезду сюда, – хорошее, умное лицо, судя по бюсту в этом музее.

Обязан приезду сюда – я имею в виду не столько общий расцвет Бадена, сколько основание университета, с которым был связан Горстман. Картина в Петропавловской крепости с Schloss‘ом и памятником Карлу Фридриху – что-то есть в этом сплетении, которое меня сюда втянуло!

По дороге в Schloss заглянул еще в уютный букинистический магазин недалеко от зубного врача. Держат муж и жена, она урожденная немка, но долго жила в Америке, знает несколько слов по-русски, узнав, что я из СПб, воскликнула по-немецки: «О, Эрмитаж, балет, красивый город!» Ничего у них не купил, но пообещал заглядывать еще.

Из Schloss’a зашел еще в две маленькие картинные галереи. Одна, CEK-Gakerie, держат ее муж и жена: Dr. Ernst Pavlik undBrigitte Fieg-Pavlik. Это не только выставка, но и продажа. В ответ на мой вопрос он рассказал, что их программа – пропаганда современного экспрессионизма, я не все понял. Цена выставленных картин Walter Becker’a (1893-1984) позднего периода 8-17 тысяч марок. При Гитлере, рассказал Dr. Pavlik, художник был в эмиграции, вообще, искусство было разрушено, но возвратившись вновь, плодотворно работал. В его альбоме (продается за 25 марок) ранние вещи мне понравились больше – ярче. Во второй галерее, в Künstlerhaus, выставка-продажа в пользу Amnesty International, но ничего замечательного я там не увидел.

Двигаясь от этого Дома Художника дальше к своему дому на этой улице (Am Künstlerhaus) наткнулся на настоящие публичные дома с красными фонарями и дамочками с голыми бюстами и ягодицами – этакая teesing профессиональная одежда. Контраст с живописью был резок и неприятен. Скорее прошел дальше к дому.

Ощущение такое, что переживаю интересное (и безопасное) приключение. Сейчас, по крайней мере – не хочу зарекаться – меня эта эмиграция устраивает, несмотря на языковые трудности. Собственно, поскольку работать сейчас не могу, я и развлекаюсь попытками разговаривать и слушать.

С другой стороны, очевидно, что мой образ советского человека как животного в клетке зоопарка сопровождает меня и здесь, пожалуй, здесь даже в большей степени, чем нынче в России. Выдана крыша и пособие, позволяющее не только есть от пуза, но даже передвигаться (не слишком далеко), – и взамен ничего даже не требуется! – рай для советского бездельника.

Вероятно, рано или поздно – große Geduld üben, das ist nötig – я получу приемлемое жилье и примусь за перевод Горстмана – даже без уверенности, что он будет издан.

Таким образом, что касается меня лично, я не беспокоюсь (вообще, это поразительно, но уверенность в завтрашнем дне здесь много выше, чем в России!)

Есть одна общая неуверенность – относительно продолжительности моей жизни (на глаз с кровоизлиянием и глядеть не хочу), но тут все в руце Божьей, мое дело – не разрушать то, что осталось.

Но: В какой степени это годится для Нинки (Данька, вероятно, успеет адаптироваться) и, второе, как она будет переносить переходный период до нашего воссоединения.

Тут, кажется, пора остановиться.

25.09.1993

Вообще, при здешнем разнообразии (и отсутствии заметной инфляции) освоение искусства тратить – интересная гимнастика для ума; я к ней еще не приступал.

За 5 DM отправился в Prinz-Max-Palast – выставка Georg Baselitz. Очень мощная живопись на границе с абстрактной (или сюрреалистической?). Головы, почти все «вверх ногами». Если не пытаться разлагать все в анализе – почему-то действует. Особенно Blauer Kopf и Schwarzer Kopf. Наверху – Hermann Göhler (1874-1959), спокойные, по сравнению с этим, пейзажи. Есть неплохие, но ничего чрезвычайного. Еще наверху бесплатная постоянная выставка к истории города. В 1945, оказывается, он лежал в руинах

Базелицу – спасибо!

26.09.1993

Сегодня к 10-30 я отправился в Evangelische Kirche am alten Friedhof – отчасти потому, что Горстман принадлежал к этой конфессии, отчасти просто хотелось послушать службу. Церковь небольшая, уютная. Я сел в один из задних рядов. Опоздал минуты на две, служба уже началась. Молитвы и коллективные песнопения – у всех книжки, которые они брали при входе, а я не решился. На каком-то месте женщина сзади протягивает мне такую Kirchengesangbuch и показывает, где текст, который поют сейчас. Следить стало легче. Потом проповедь, в той мере, в какой я понял, о том, что каждый должен стараться жить по-божески. (был пример фрау К., которая воспитывала каких-то сирот?), что в мире много зла – прозвучало слово Карабах, но контекста я не схватил. После проповелди опять молитвы и песнопения – и все это было добро и хорошо, хотя я устал, пытаясь понимать.

На выходе я вернул книгу этой немке – они с мужем пели по одной, поблагодарил, объяснил, что я здесь всего 6 дней, завязался разговор, и когда на вопрос, каким образом я здесь, я ответил Es ist lange zu erzählen, они с мужем позвали меня в машину и привезли к себе домой. Напоили чаем с коричневым сахаром и вкусными вафлями. Поговорив со мной с полчаса муж (Prof. Nagel, Universität Krlsruhe, Informatik) уехал на своей большой серой машине в Университет – у него и в воскресенье находится работа, а Frau Gisela Nagel посидела со мной еще примерно столько же и около часа дня на маленькой (своей) машине отвезла меня сюда, домой.

Я за это время, в трудных случаях заменяя немецкую фразу английской (они два года жили в США, так что с английским все в порядке) рассказал о себе, о семье, о нынешних обстоятельствах; о Горстмане о сыне священнике и сыне офицере-финансисте. Были разговоры и на общие темы, включая «Ледокол» и ужасы войны. Они все нахваливали мои успехи в немецком. Гизела этим летом была в СПб по делам лютеранской немецкой церкви. После того, как я обмолвился, что был в Англии по приглашению Оксфорда, они решили, кажется, что я тоже профессор, пока мы это не уточняли.

В заключение мне была выдана на неопределенный срок эта Gesangbuch, я надеюсь встретиться с ними в следующее воскресенье уже несколько подготовленный.

Вот такое неожиданное знакомство. У них три дочери, одна с семьей живет в Гамбурге, две другие здесь, младшая работает в фирме по информатике. Много Enkelkindern, так что бабушка работает на семью и на церковь – на общественных началах.

27.09.1993

Вчера прогулялся до Дурлаха – километра 4 в один конец, симпатичное место, жаль, быстро стемнело (часы переведены на час назад). Впечатляет вечерний поток машин на автобане – летят в воскресный вечер по домам как ракеты. Смотрел на них с моста (развязки тут великолепные).

28.09.1993

Взгляд на лагерь Asylant‘ов – внеплановых беженцев (на Durlacher Allee 100) – там пожестче. (припоминаю: всюду запоры и металлические барьеры ). Библиотекой тамошней, куда меня направил Hr. Hollinger, я пренебрег – жалкое впечатление.

29.09.1993

Первое: С подачи Германа приволок кучу second hand шмоток из синагоги (вещи, собранные еврейской общиной для беженцев). «И к этому унижению он привык». Экономия наверняка в несколько десятков марок.

Второе: В результате вчерашней и сегодняшней деятельности записался – уникальный для города случай – в Stadtbibliothek и взял два словаря – читать псалмы написанные Мартином Лютером в 16 веке (вот моя тогдашняя серость! Не написанные, а переведенные на немецкий, притом в 17-м, а не в 16 веке.)

1.10.1993

Второй и последний раз посетил Sperrmüll. Хотя прибарахлился двумя настольными лампами и чемоданчиком из эрзац-кожи – больше ходить не захотел – противно конкурировать с профессионалами. Картина, однако, впечатляющая – стиральные машины, электрические плиты, холодильники; при мне профессионал получил радиоприемник.

4.10.1993

На чистом и красивом Hauptfridhof – сегодня мамина годовщина, и хотя на ее могиле мне, скорее всего, уже не побывать, кажется, что придя сюда, как-то помянул ее.

У меня случилась ужасающая история с Verkauf-Center. Т. к. тачку не взял, чтобы не таскаться с ней из-за зонтика, вьетнамок и пары съедобных вещей, то складывал все покупки в сумку, а перед кассой стал выкладывать на транспортерную ленту. Поскольку еды я набрал больше, чем думал, то не заметил, что вьетнамки остались в сумке, обнаружил это уже на улице. Возвращаться было уже поздно. Помучившись, решил отдать эти невольно украденные 8 евро «своей» церкви, которая мне так нравится.

Сегодня мы на пару с Вадимом Бондаренко ездили по 24+. Яегопривезв Sozialamt und als Dolmetscher funkzionierte. В Sozialamt’e я спросил про возможность найти жилье. Мне ответили, что это мое личное дело, но они могут оплачивать не больше 505 марок.

7.10.1993

По дороге в Мангейм – Виталька сказал, что есть шанс снять жилье. Холлингер заявил, что в понедельник 11-го надо предъявить контракт, согласованный с тамошним соцамтом – тогда переезд в Herb отменяется. Еще потребовал срочно сдать книги в библиотеку, иначе он меня не выпустит, и я поеду за свой счет.

О теме – что хорошо и что плохо в Германии.

Хорошо – это надежность в широком смысле. А плохо следующее:

  1. Узость круга. Трудно без самодостаточности.
  2. Недоступность массы соблазнов, которых здесь, наверно, на два порядка больше, чем в России. Мне это – до лампочки, но как семье?
  3. Может быть, главное – но это и плюс и минус – для старших, особенно, для Н. – давление чужого языка на психику. Мои старые извилины устают, хотя я еще немного способен обучаться, и это радует.
  4. Нет антоновки, настоящего ржаного хлеба, настоящей гречи и т. п.

Подытоживая, думаю, что тест – можно ли жить в Германии – должна пройти Нинка. Мне – можно, потому что мне везде хорошо, где не треплют нервы и дают заниматься своей историей науки. Даньке можно, потому что в его годы нетрудно приспособиться..

8.10.1993

Kunsthalle Mannheim (Eintrittskarte 4 DM). Очень хорошее здание, часть закрыта на ремонт, но и того, что видел, хватило. Искусство начиная с конца 18-го века. Есть Э. Мане – расстрел, Сезанн – курильцица и еще чуть французов. Главное – немцы: Marc, Nolde, Kokoshka – понемногу, но хорошо. Неизвестные мне имена из Bauhausa. Апостол Павел –  LovisGriuth (1858-1926) Apostol Paulus (1911)! Много абстрактныз и постабстрактных вещей, и в скульптуре тоже (две работы Мура), но это уже не шло.

Чудные экскурсии или уроки для 5-7-леток: им дают сидеть на коврах перед обсуждаемой картиной – современная живопись при этом берется! Художница-педагог с палитрой учит малолеток – чудесно!

Вообще – масса незнакомого и интересного.

9.10.1993

(В поезде из Мангейма в Карлсруе) Сегодня подписали с Frau Ungerer Mietvertrag с 15.10., 400 DM warm. Тихое местечко на севере города. На первом этаже – дочка с другом – славные ребята, на втором – кухня, душ, туалет и 4 комнаты. Хозяйка понравилась (schnelllebig – охарактеризовала она текущую жизнь). Она живет в другом месте с мужем и 83-летней матерью. В ее доме много книг.

10.10.1993

Ettlingen – удивительный чистенький средневековый городок с узкими улочками, правда, адаптированный к современности. В Schloss’e, который сам по себе прекрасен, еще и музейные помещения. Две большие ихорошие выставки: Walter Becker (1893-1984) и, пожалуй, даже ближе и интереснее – Carl Hofer (1878-1958). Втянулся в его экономнуб по силе цвета, но тревожную живопись. Der Dichter (1943) – спокойствие в белой лодке на зеленой воде, Sibilla; Berührung – двое за столом: одного обнимает за шею скелет; David. Вообще, много библейских тем.

11.10.1993

После тяжелых раздумий стал склоняться к тому, что сейчас из Карлсруе лучше отбыть, осесть в Манхайме – хоть он больше и грязнее – и вариант съема жилья для семьи выбирать позже, может быть вообще из других принципов – скажем, в месте, где есть Вальдорфская школа (Я имел подробный разговор в Вальдорфской школе Карсруе 2.10.)

27.10.1993

Вчера и сегодня (суббота и воскресенье) «малые кругосветки» на восток и на север от нашего Sandhofen’a. Видел нечто вроде садоводств с домиками на са. 10 кв. м. и участочками сотки по три.

Севернее есть мост через Рейн, пешеходная дорожка разделяет левую и правую сторону автобана. Долго стоять было трудно из-за рева машин, но полюбовался с высоты моста на северную оконечность территории БАСФ. Все же эти сферы, башни, трубы, с решетками и переходами образуют какой-то тревожно влекущий Bauwerk (oder Netzwerk?) ; сооружение – неподходящее русское слово. Как и в сложных развязках – есть что-то от абстрактной скульптуры. Или, наоборот, она взяла свои формы частью от этой фантастической современной техники – словно из фильма о звездных войнах.

Впрочем, думаю, эти чудовища вымрут, подобно динозаврам, и уступят место фото- и биохимическим реакторам совсем других габаритов.

6.11.1993

Под колокольный звон (Sa, 18 Uhr) заканчиваю первую «немецкую» записную книжку. Полтора месяца – малый срок, опыта еще нет, и после сравнительно быстрого «ликбеза» начинается гораздо более медленное – тоже несистематическое еще! – обучение. Опять скажу, что дело упирается не во внешние, а во внутренние ограничения – по здоровью и работоспособности.

Да, позавчера у зубного врача (по рекомендации фрау Унгерер); сомнительный зуб он у меня вытащил, причем пальцами. Симпатичный Dr. Kramer.

8.11.1993

На завтра,14-30, Termin –встреча с г-ном Michael Brehm, сотрудником Abendakademie, организующим Studienreise в СПб (в июле 1994). Что ему прежлагать и о чем спрашивать.

С одной стороны: могу ли я быть чем-нибудь полезен здесь (речь не идет über Arbeitsstelle!) как квалифицированный носитель русского ящыка; как петербуржец; как человек, который может рекомендовать людей и организации для контактов в СПб.

С другой стороны: в чем заинтересован я – в разнообразных контактах с немцами с точки зрения Eingliederung, т. е. im Allgemein; в контактах с немцами, изучающими Россию – литертуру, язык, науку, культуру – это, пожалуй, просто интересно по-человечески. Наконец, возможно ли реализовать те или иные конкретные проекты, относящиеся к общей проблеме русско-немецких связейю Я, в частности, интересуюсь историей научных связей.

9.11.1993

1 час 10 минут с г-ном Бремом – уговоренная встреча в городской библиотеке. По виду явный еврей, но католик. Учитель (музыка, математика и экология) в 10-летнем отпуске – работа [в Volkshochschule] для повышения уровня. Заинтересован религиозными вопросами. У них в Hemsbach’e евангелический священник работает с еврейской общиной – межконфессиональная дружба, точнее сотрудничество. Любой священник, католический или протестантский, должен наряду с латынью знать hebräisch – все исторические изыскания приводят к необходимости знать еврейские корни – и не только в религии. У него вокруг соседи, вспоминающие догитлеровских евреев, восстановили синагогу.

Он пригласил меня в гости, обсудит с женой и сообщит, когда.

12.11.1993

Вчера в Stadtarchiv’e. Чудесный архивариус г-н Friedrich Teutsch. Много разговаривали с ним на разные темы. Во вторник, 16-го, снова иду туда. Он обещал подобрать материалы о школьных годах Горстмана.

Да, позавчера в лесопарке набрал грибов. Маслята были съедены в тот же вечер, а горькушки, после вымачивания и вываривания, кончил тушить сегодня, но есть буду уже завтра.

16.11.2020

Сегодня целый день в архиве. Teutsch is sehr hilfsbereit. Познакомил меня с историком и пропагандистом еврейства в Манхайме, который завтра в 11 проводит экскурсию по старому еврейскому кладбищу. Хочу пойти.

17.11.1993

Было верно, что съездил. Watzinger, юрист на пенсии, автор книги об евреях Манхайма, вышла 10 лет назад. Полтора часа на холоду (4 градуса), но очень интересно, хотя понял я от силы половину. Увидел, что Ладенбурги были могучим и уважаемым семейством. Произвела впечатление история, как крупная фирма Fedrheum(?) отказалась при нацистах изгонять своего служащего еврея, сославшись на то, что нет такого закона (запрещена была гос. служба). Для такого ответа в те годы требовалось немалое мужество. Интересный рассказ о судьях-евреях Манхайма – почти никто не пережил войну. С Ватцингером хорошо перемолвился после – и тоже еще встретимся.

21.11.1993

Сегодня, поколебавшись, сходил на Totengedenkenfeier auf dem Friedhof Sandhofen – и не пожалел. Начало и конец – оркестр и мужской хор. Первое выступление – Pfarrer August Becker, Jacjbusgemeinde Sandhofen. Ему было 14, когда он попал в Auschwitz (Освенцим). Рассказал о казни – повешении – троих, в том числе одного мальчика, он был слишком легкий и жил в петле полчаса. Говорил, что нельзя забывать, что опасны разговоры типа «хватит покаянья и воспоминаний», потому что от этих разговоров – быстрый переход к неофашизму, который мы видим в разных актах насилия. Нужно следить каждому за своим настроением. (это мой примерный пересказ, увы, я не все понимаю).

Такая же направленность против насилия и в двух других выступлениях. Вторымговорил

Prof. Dr. Egob Jüttner, Vorsitzender der Bürgervereinigung, MdB und Bundestagkandidat CDU (ХДС) навыборах 1994. Очень четкий высокий и худой немец.

Убеждение в том, что антифашистская линия в общественной жизни очень сильна, еще раз подтвердилось.

22.11.1993

Первый снег в Mannheim (Sandhofen)

24.11.1993

Вчера лекция – 50 минут лепета о роли Gehirntrtrenieren в старости. ABCD = Arztnei, Bewegung, Cerebraltraining, Diät.

Сегодня Heidelberg. Unibibliothek und Uniarchiv Приятно было читать протоколы Habilitationen Горстмана и Ладенбурга с записями Бунзена, Коппа и Кирхгофа.

С 16 – два часа у Горстманов, хорошо. Разговоры на разные темы, обучение меня немецкому произношению. Спасибо.

25.11.1993

Позавчера дочитал выданную Горстманом книгу „In Russland muss man einfach glauben“ немецкой журналистки Gabriele Krone-Schmalz. Она с 1987 по 1991прожила в Москве с выездами в Ленинград, Кузбасс, на границу с Афганистаном и вокруг Москвы. Первые полтора-два года она рассматривала русские несуразицы как интересное приключение, потом начала уставать. «Зеркальность» первых впечатлений – ее и моих: грязь и чистота, пешеходы пропускают транспорт, а здесь наюборот, и т.д.. Но кроме того еще много верных размышлений на общие темы (в том числе в пользу сделанного Горбачевым, что уже забыто), а так же описаний того, чего я не видел и не читал – архива КГБ на Лубянке и шахтерской жизни в Прокопьевске. Ну и для языка эти 270 страниц не без пользы.

Остальное чтение сводится к письмовникам, газетам и проспектам.

Правда, еще Adolf Zahn, Abriss einer Geschichte der evangelischen Kirche im 19. Jahrhundert, Stuttgart 1888. Масса длинных фраз, которые приходится разматывать. По существу же видно, что все протестантство разделилось на массу течений, воюющих между собой по поводу толкования догм. В различия не влезаю. Как я написал Шейнину, в Бога я верю, но ни у одной конфессии не принадлежу, будучи убежден, что эти перегородки до неба не доходят и что, может быть даже, что это разнообразие предопределено свыше.

28.11.1993

Пошел сегодня на воскресную семейную службу в Jakobuskirche. Убедился, что священник – именно тот человек (August Becker), который выступал на кладбище. Очень умен, но, наверно, очень земной. В церкви на стене – современная живопись, что-то вроде семи дней творения. Зал громадный, со стульями, которые можно вносить и убирать (а не со скамьями). Все выглядит как-то по-светски. На кормежку не пошел, но если бы был голоден – не побоялся бы. Затем, с 15 до 17 – концерт Wir spielen Klassik. Половину времени заняли разговоры ведущих. Играли дети от 4 до 15 лет, почти как на выпускных вечерах музыкальных школ. Но немцы – большие мастера «хорошей упаковки».

В нашей семье эта способность начисто отсутствует, а она, по-видимиому, – одно из главных условий успеха на Западе.

Ноябрь 1993 (Из письма к А. Е. Рюмшину):

У меня все идет, я считаю, нормально – тыкаюсь во все щели в поисках контактов, иногда удается. Это – как с покупкой лишнего билетика. Если смотреть на неудачи спокойно, – а при наличии социальной помощи это вполне возможно, – то можно не унывая продолжать строительство воздушных замков с надеждой, хоть один обратить в земные дела.

1.12.1993

Сегодня уехал в 8.34, в 9-20 был у Frau Waigeldt-Hess (русский язык она выучила в Гейдельбергском университете). Перевод заберу послезавтра. Убыток в 30 DM, но хоть не 150! На автобусе заехал на час в архив (ради пуза), оттуда пешком поперся в Landesmuseum für Technik und Arbeit – громадное шестиэтажное сооружение 1970-х годов с интересной планировкой «гармошкой». Экспозиция на шести плоскостях A. B, C, D, E,, F – от времен французской революции до наших дней, сверху вниз, на плоскость F, в том числе синтез аммиака. На косых переходах между плоскостями – телевизоры с видеофильмами на соответствующие темы. Некоторые смотрел и слушал.Скрьезное учреждение с библиотекой и архивом. Я пришел в библиотеку выяснить про солнечное затмение и газовое освещение - то, что потрясло мальчишку Горстмана. Про освещение мне нашли книгу и сделали ксерокопии соответствующих страниц, про затмение дали координаты обсерватории в Гейдельберге. Провел там четыре с половиной часа.

4.12.1993

Вчерашняя служба в синагоге мне понравилась. Раввин (на самом деле кантор Полани) красиво пел, и большая часть присутствующих (человек 50) ему подпевала, а в промежутках он читал и молился про себя. Обладатели молитвенников делали то же самое, иные при этом раскачивались. Думаю, это не сосредоточение, как предполагает экскурсовод в Reiß-Museum, а просто сейчас это обычай. Может быть, когда-то в древности так раскачивались действительно в экстазе, но сегодня – привычка. Но ходить на эти службы, не зная языка – как-то не хочется.

5.12.1993

Уже 11 вечера. Девочке стало бы 16.

Медленно прихожу в себя. В 10-30 Brehm приехал за мной. День с ним и его женой в Hemsbach’e. Вечером в начале восьмого он привез меня обратно. Удивительно добрые и гостеприимные люди, нет слов.

Помимо «сухого пайка» мне выдана сумка, пишущая машинка (IBM с шаром), составлено и отпечатано письмо в Allensbach (по их объявлению о поиске сотрудников). В общем warm und hilfsbereit. Показали мне бывшую синагогу – ныне нечто вроде дома культуры с еврейским уголком, – школу, где она работает учительницей, прогулка наверх к виноградникам Odenwal’a и много содержательных разговоров.

Дома написал им благодарственное письмо и уже отстучал на машинке.

8.12.1993

Вчерашняя лекция об экономических последствиях законодательных мероприятий, особенно, налогообложения для Umweltschutz осталась почти недоступной из-за слишком быстрой речи. Аплодируют в университете кулаками по столам.

Вообще, ощущение немножко как у человека, который ходит вокруг длинной ограды в поисках разных щелей для проникновения внутрь. Тут две взаимосвязанные вещи – язык и знакомства. Пока туговато, но нужна терпеливая работа.

10.12.1993

Сегодня: сначала съездил на вторую экскурсию в Reiß-Museum [там была большая выставка экспонатов из Еврейского музея в Праге, и по ней были даны три экскурсии, которые я посетил]. К сожалению, понимал хуже, чем на первой (3-го декабря), потому что было много обменов репликами. Потом перешел в F3, получил копию письма обербургомистра в связи с годовщиной «хрустальной ночи» (для отправки своим корреспондентам в России) и договорился с секретаршей о Termin’e (22-го декабря). Затем дома сочинял письмо в Киль племяннику Отто Горстмана. К 18-30 отправился на службу в синагогу и, на этот раз нашел русскоязычнх людей, в частности, Бориса Давидовича Шифрина с женой и дочкой лет 16.

12.12.1993

Ездил к Павловым на день рождения Лизы с подарком – надо же отблагодарить!

13.12.1993

Лекция в университете: Dr. Ursula Münch (Uni. München), Die deutsche Asylpolitik. Полторачасасвопросами. Понимал мало, но полезно было слушать..

14.12.1993

Длинный день. С 13 до 14 у Brehm’a на Friedrichstr.: редактирование письма в Химическое Общество и разговоры. Потом в библиотеке – газеты о выборах в России и встреча с московским евреем (Илья Соломонович Рабинштейн). Затем перешел в D5 – экологическая лекция о борьбе со старыми свалками. Схватил, думаю, три четверти.

Позвонил Нинке – ей нужно мое нотариально заверенное согласие на вывоз Даньки в Германию. Сочинил и заготовил на машинке, завтра – в нотариат.

Напечатал письмо в Химическое общество

16.12.1993

Вчера оформил бумагу: Notariat, 17,2 DM.

Сегодня утром с хозяйкой заготовили Mietvertrag для Н., затем я отправился в университет: Studentenmission in Deutschland (христианская межконфессиональная миссия) организовала доклад: Pfarrer Konrad Eißler, Stifrskirche Stuttgart: Sind wir noch zu retten? Jesus Christ – die Hoffnung. Очень элегантно по форме, многое понимал, дружелюбная атмосфера, столики с печеньем, одна из устроительниц заботилась обо мне. Но идейно – ничего, только утверждение, что ни одна религия выхода не дает, а живой Христос – дает.

Потом забежал в библиотеку, посмотрел газеты. После позавчерашнего – ничего нового. Наверно, Россия так и обречена на вялотекущую шизофрению с отдельными припадками.

Затем домой – перекусил и двинулся на Gehirnjogging. Очень интересно, но содрали за этот курс 20 марок.

17.12.1993

Сначала – третья экскурсия в Reiß-Museum. Рисунки детей, которых в 1942 в Terezin (Theresienstadt) учила Friedl Dicker-Brandeis.Там же работали два взрослых художника, пока их в 1944 не отправили в Аушвиц. На стенах их графика – Transportieren u. a.

После экскурсии отвез в Шветцинген Марине передачу для Н., затем вернулся домой – поздравительные письма из Англии и, главное Bank Card, оказывается, из Франкфурта. Из дома – снова на Gehirnjogging – деньги ведь уже отданы.

Оказалось приятно самоутверждаться на фоне немецких стариков.

Оттуда пошел в синагогу – укреплять знакомства.

18.12.1993

Немного детское чувство победителя: впервые снял в автомате 160 марок со счета (осталось там 10). Так «автомобиль учился ходить».

Сегодня – Adventsabend у друзей Бремов. Сначала записываю, кто есть кто.

Edda und Michael Brehm

Götz und Christina Kaiser (хозяева) Он – электроинженер, кончил ТН в Карлсруе и вырос там. Говорит, что Манхайм либеральнее по традициям, чем Карлсруе. Работает в Швейцарии, специалист по ядерным электростанциям, ездит в Игналину.

Christina – Töpfermeisterin, вся посуда в доме сделана ее руками.

У них четверо детей, сын Томас и дочь Катя учатся в Хайдельберге, еще дочь в Мюнхене и сын в Берлине.

Herbert und Anita März. Он – учитель евангелического закона Божьего, 10 лет был органистом в церкви; художник и музыкант. Анита была учительницей пения (?)б сейчас учит малышей во Freie Waldorfschule in Mannheim.

Michel und Marita Spichka и их 13-летняя Каролина. Он в 1968 бежал из Москвы через Ленинград и Финляндию: был в турпоездке в СССР, когда ввели войска в Чехословакию.. Инженер-электрик, занят радиационной защитой.

Собрались довольно дружно (если не считать детей хозяев). Ein bißhen Wein, затем кофе с разными пирогами – и принялись музицировать. Герберт за пианино, Михаэль – за виолончелью, Эдда – с флейтой и все другие, даже я, пели рождественские песни. Ноты со словами, размноженные на ксероксе, были всем розданы. Все очень музыкальны, поют вместе 13 лет.

Потом разные разговоры, в том числе и с моим участием (!). Я рассказывал про «Ледокол», про Достоевского, про Содженицына, а в парных разговорах – и про себя.

Затем еще попели – занятна была колыбельная, перевод с русского (без «Сталин своею рукой») и – роскошный стол с супом, салатами и сырами. Потом я спохватился, что не попаду домой, и Михаэль отвез меня к OEG, причем в последние секунды Кристина в 4 руки с Эддой напихали мне чего-то в сумку. Все опять очень по-доброму.

На этот раз я уже не столь ошеломлен – наглею. Выживем!

19.12.1993

Сегодня как пчелка перевел пять печатных страниц к «Ван-дер-Ваальсу», а вечером отправился на концерт, благо близко – Geistliche Abendmusik zu Advent und Weihnachten in Jakobuskirche. Хотя, конечно, исполняли любители, но было приятно, а кое-что и вовсе хорошо. В программе я выделил:

„Es kommt ein Schiff geladen“ – пели вчера;

„Noé’l éccossais“ Schottisches Weihnachtslied von Alexandre Giulmant (1886-1911) – орган, очень красиво;

„Harfenklänge, Himmelstöne“ – Aus Slowenien и „Es lagen im Felde die Hirten bei Nacht“ von Christian Lahussen (1886-1975) – двекрасивыепесни;

„Cantate Domino“ von P. Bonifaz Stöckl (1745-1784) – красиво и мощно! Лучший номер в концерте.

22.12.1993

Зарегистрировался у секретаря общины в F3 Frau Haag (с 23.12 по 10.01 бюро на каникулах) и с ее подачи в 15-30 пришел на кофепитие для Senior‘ов: старики общины по средам собираются, большей частью румынские, из русских встретил Рабинштайнов (потом просидел у них наверху минут 40). Frau Heinrich, с которой я впервые познакомился в бюро, подавала торты и чай или кофе. Муж ее, несколько местечковый, хочет лишь спокойной жизни. Ну, там такая заводь и есть.

25.12.1993

Весь христианский мир празднует – а я работаю (еврейская безбожная натура) и рад.

Вчера был в Хайдельберге у Виты (симпатичная семья из Днепропетровска, с которой познакомился в конце пребывания в Карсруе). Они получили жилье в маленьком еврейском Heim’e в центре. Пробыл больше трех часов, потом доехал до Kurpfalzbrücke (тогда там была конечная остановка OEG) и оттуда сразу в синагогу: нравится пение кантора – он, оказывается, пел в итальянской опере.

Вечером застал у дверей сладкие Glückwünsche von Sigrid und Wofgang.

1.01.1994

Вчера Михаэль заехал за мной в 16 и привез в Hemsbach. Выпили по чашке чая и поговорили, в 18-25 выехали, по дороге забрали из школы небольшое электропианино, а Эдда скопировала ноты, затем заехали забрать чету: Joachim Gelberg – основатель детской литературы в ФРГ, более четверти века работы [Beltz&Gelberg Verlag, Weinheim und Basel], очень интересный. Жена Alexa, очень живая, работает в библиографическом институте. В доме – хорошая живопись на стенах от знакомых художников. Через несколько минут поехали к хозяевам новогоднег приема в Oberflockenbach.

Там по очереди аперитивы, пение, плотный ужин, пение (переходя с места на место), фруктовый салат, разговоры. С разрешения хозяина я за полчаса до Нового года в Питере (начал набирать около 22 по здешнему времени) дозвонился и поздравил Нинку.

В полночь – шампанское, фейерверки с балкона (и überall вокруг), сыры с вином, разговоры, кофе и чай. В четвертом часу разъехались. В 4 я лег у Бремов в комнате (сын Маркус – славный парень, судя по фото). В 9 встали, кофе, прошлись и посадили меня в поезд. Эдда еще выдала две кастрюльки – а то, как же, когда семья приедет?

7.01.1994

В Хайдельберге пытался нанять машину, чтобы Саша Кушнер на ней встретил моих во Франкфурте, но все уже расхватано. Но в Heim’e у Виты сговорился за 90 марок с Гришей (этакая загребистая семья). Вита сказала, что это приемлемо. В воскресенье 9-го я приезжаю к нему к 12, и едем в аэропорт.

17.01.1994

Активная была неделя, некогда было писать. Сегодня первый ровный день, становимся на рельсы.

Встретили нормально, Гриша лучше, чем его жена. Вечеромтогожедня Mietvertrag mit Frau Ungerer. Наутро трамваем 6-56 на вокзал, оттуда в Карлсруе, LASt. По-хорошему с Hollinger und Syrek. Получили 367 DM in Sozialamt: на одну семью завели одно дело, т. е. Н. и Д. включили в мое дело. (Однако сегодня здесь, из-за нашего раздельного проживания, на Н. завели отдельное дело). В четверг 13-го нас автобусом доставили назад сюда. В пятницу мы отправились в Ordnungsamt, познакомился с туповатым но безвредным (надеюсь) Neider. В субботу у Павловых (вот тогда-то Н. поразилась заботе о людях: при строительных работах был сделан временный дощатый настил для колясок). В воскресенье 16-го депрессия, попытки занятий немецким с Данькой.

Сегодня утром получили направление из нашей школы в Sandhofen’e в Humboldtschule, явка туда 24 января в 9 утра. Затем поехали с Н. в.Sozialamt, Termin теперь туда на завтра на 9.

19.01.1994

Двухчасовой беспорядочный разговор с Höpfner (Dekan Chemie, 59 лет). Общее знакомство и общие темы (он немного читает по-русски). Подписал мне рекомендацию в GDCh [Химическое общество Германии]. Ждет от меня статью о Horstmann, что касается книги, то может быть в Verlag Chemie, когда будет что показывать. Относительно Ni(CO)4 нужно поговорить с Kunze, когда он явится, следует заготовить Resume. Общее впечатление – может помочь, если его теребить. Личные его интересы – термодинамика изотопного обмена.

25.01.1994

Проводил Даньку в школу – к 8, первый раз на полный день, вчера оформлялись. Классная руководительница еще больна. Проблемы будут впереди.

26.01.1994

Двасполовинойчасав Physikalisch-Chemischen Institut у Cederbaumа. Его дед был племянником Мартова. (Когда-то я видел фото этого последнего – могучая борода и глубоко посаженные глаза – и теперь поразился фамильному сходству: сильная кровь). Дружелюбный разговор. Мои рассказы о карбониле никеля (и немного вообще: он развелся, у него две дочки, 9 и 13; видит их раз в две недели). Слушал с интересом, но к его тематике это не идет – у него группа 30 человек. Это не совпадает с имеющимися проектами, а на новые нет возможностей. Полагает, что в нынешние времена история – вернее. Рекомендацию в GDCh [Химическое общество Германии] подписал не глядя.

2.02.1994

Дни скачут, успеваю только чуть-чуть пасти своих (сейчас жду, когда у Нинки возьмут кровь и ЭКГ, это все в Н2, 4), завтра, уже к 15-15, снова сюда. Кроме того – разные Amt‘ы. Все это – на фоне тревожно худого Нинкиного самочувствия (со срывами, соответственно, выходные были тяжелыми). Но все же – если не считать этого нависшего (я как страус) – движение в нужную сторону. Получил я, наконец, Unbefristete Aufenthalt. Н. должна еще ждать. Но в Sozialamt’e ее поставили на нормальное довольствие – и мы протырнули пропасть денег, в особенности, телевизор за 349 марок и электронный синтезатор с адаптером (215) und, und, und…Теперь осталось 300 марок до конца месяца. Это, впрочем, сущая чепуха, в нашем доме иначе и не будет.

Важно – здоровье, Данькины занятия, оформление и в хвосте, если что-то остается, мои занятия. Но главное – наладить Нинку.

8.02.1994

Сегодня утром – компромисс с Neider‘ом: Н. срочно делает рентген на туберкулез (с потерей 40 марок мы смирились), и через две недели он все оформляет.

18.02.1994

Вообще, все потихоньку движется в нужную сторону, но очень уж медленно. Главное переживание прошедших дней – сердечный приступ с аритмией у Нинки. К счастью попался хороший кардиолог, и она налаживается.

Данька, к сожалению, переедает; время от времени обострение отношений на \той почве. Позавчера водил его в F3 на Tischtennis – хоть какую-то отдушину нашли и ему и себе.

7.05.1994

Сегодня – TagderoffenenTürinVolkstümlicheWasssersport, Mannheim, на гребной базе близ остановки Лютценберг. Пробыли там с Данькой 6 часов, он очень доволен. Помимо разных тренажеров и упражнений на суше – в одиночке на приколе и затем выходы в . Altrhein в четверке (парной) и два в двойке. Тренер Markus, следующая явка – во вторник 10-го в 17-30.

Вчера три часа на Maimarkt’e, все втроем. Интересная ярмарка.

Завтра в 11-30 за нами должен заехать Михаэль, чтобы отправиться в гости к Кайзерам.

9.05.1994

Вчера хороший день. Сначала в Hemsbach’e обед у Бремов, потом „Umzug“ – праздничное шествие разных Verein’oв (в том числе Pfadfinder‘ы и скауты и масса другого), все с музыкой. (Кажется, это было 1200-летие города) Нам из шествия выдали два бокальчика с сухим вином, и мы выпили с Эддой и Михаэлем на брудершафт.

Потом поехали к Kaiser’aм, пробыли часа два с половиной у них. Во второй половине визита Christel предложила, чтобы мы на каникулах пожили в их доме, отпустив их от кошек и от сада. По крайней мере я (или все сразу) должен явиться в субботу 14-го. OEG от Hbf MA в 9-42, Ankunft zu Großsachsen 10-29.

3.09.1994

Вчера Н. вытащила меня в Luisenpark на некое оперное действо в Seebühnen; хотя большей частью слабенькие солисты, в целом – и особо Carmina Burana Carl’a Ott’a (я раньше не знал) – оказалось удивительно красиво, и по музыке и по зрелищу с отражением сцены в воде пруда. Были бы деньги, завтра опять бы пошел.

28.06.1995.

В очереди (в британском консульстве в Дюссельдорфе) познакомился с немцем из Западного Берлина (он получал визу для жены индианки). Среди его детских воспоминаний блокада Западного Берлина (1948-49), когда газа и света днем не было, а вечером сидели при коптилках. (А детские воспоминания Frau Fromm – зарева над Людвигсхафеном, на которые она бегала смотреть из Хайдельберга).

17.09.1995

Autorenlesung mit Sally Perel: „Ich war Hitlerjunge Salomon“. Bürgerhaus Neckarstadt, Lutherstraße 15-17, am Sonntag 17.09.1995 um 18 Uhr.

2 часа этот 70летний человек рассказывал о себе и немного отвечал на вопросы. Неправдоподобная, невероятная, но истинная история, о которой он молчал 40 лет – и в 1988 выпустил в Израиле книгу, – чтобы освободиться от прошлого, – но и это не принесло полного облегчения.

11.12.1993 (Из письма к А. Шейнину):

Сегодня суббота, прибравшись в доме с помощью «трижды щадящего» моющего средства (оно щадит руки, дом и окружающую среду), принялся за письма…

Пожалуй, начну с простейшего: как выглядит материальная сторона жизни местного Kontingent-Flüchtling’a. (Есть еще гораздо более многочисленная русскоязычная популяция в Германии – Aussiedler‘ы, т. е. «этнические немцы». Но это – другая «весовая категория» – и по юридическому и по материальному положению). Sozialhilfe составляет по закону 515 DM в месяц. Оплачивается сверх того жилье – мое 400 DM (но 48 DM из этих 515 DM вычитают за горячую воду), медобслуживание, частично разные прочие услуги: выдается Sozialpaß, и по нему запись в городскую библиотеку, билеты в музеи, парки, проезд в городском транспорте – оплачиваются в половинном размере. С транспортом, впрочем, я разобрался более квалифицированно: открыв счет в банке, получил в рассрочку так называемую Karte ab 60, т. е. годовой проездной билет на все виды транспорта в Rhein-Neckar-Dreiecke – площадь 3600 км2, где сходятся Гессен, Пфальц и Баден. Это 360 DM, что на порядок меньше, чем если бы я, скажем, просто через день ездил бы в Гейдельберг (примерно. 20 км), не говоря о развязанных руках при передвижении по очень разбросанному Мангейму. Другая статья расходов, еще более неизбежная – это питание. Здесь я еще не наладился и трачу 6-8 DM в день (в более дешевом Карлсруэ – 5), отчасти из чревоугодия, отчасти из лени: если покупать сырые продукты и готовить дома, будет дешевле. Третья заметная щель в бюджете – связь, т. е. телефон и почта. Например, отправка бандероли с Rhodium Express – 3 DM, с дорожной сумкой -12,5; толстое письмо (со списком трудов) – 2 DM, а обычное – 1 DM – хоть внутри Германии, хоть в Израиль. Если с питанием я предполагаю воздерживаться, то здесь это было бы просто недостойно.

Разумеется, все эти цифры не имеют абсолютного значения, картина изменится с приездом семьи; с другой стороны, по мере овладения правилами игры выявляются те или иные источники поступлений и/или экономии. Так, подав особый Antrag (заяву), я поимел с Sozialamt’a einmalige Weihnachtshilfe в сумме 120DM. Однако, с третьей стороны, неизбежны и разовые траты и проколы.

Короче говоря, социальная помощь действительно вполне достаточна для сносной жизни, в особенности, по советским меркам.

Ну вот, я вполне соответствую определению зануды, как человека, который в ответ на вопрос «как жизнь» начинает подробно объяснять, что и как у него делается.

Все же добавлю еще только одно замечание на эти темы, более общее. Первоначально мне казалось – еще с Англии, – что главная проблема в «обществе потребления» – продать. Все буквально кричит: «Купи меня!». Постепенно, уже здесь, до меня дошло, что – в полном соответствии с Гегелем – у этой проблемы есть своя противоположная: хорошо купить так же трудно, как хорошо продать. Например, Brehm ищет Tankstelle (заправку) той фирмы, где бензин сегодня на 2 пфенига за литр дешевле, чем у других (конкурируют пять фирм). Этому искусству я едва начинаю обучаться.

4.01.1994 (Из письма к А. Волу):

Первоначально мне казалось, что с Ordnung‘ом в Германии все в порядке, теперь начинаю замечать, что здесь есть свой специфический бардак, конечно не столь всеобщий как в России, однако, когда есть развитая бюрократия, это, видимо, неизбежно. В частности, я несколько приторможен отсутствием постоянного вида на жительство (оборотная сторона того, что я отбился от общего эмигрантского стада). И вот, чиновники носятся с моим особым случаем и додумались запрашивать Генеральное Консульство ФРГ в Петербурге о моих основаниях на такой вид – притом, что Консульство само получает разрешение на выдачу визы то ли из Бонна, то ли из принимающей земли (в моем случае – из Штутгарта). Конечно, я их когда-нибудь дожму, но без вида на жительство у меня нет и Arbeitserlaubnis – разрешения на работу. Правда, в 63 года я постоянной работы все равно не получу, но с вариантами разных проектов было бы легче.

Впрочем, меня все это не очень волнует, т. к. жить на Sozialhilfe ( около 460 DM в месяц на жизнь + оплата жилья + оплата медицины + разовые пособия на, например, обеспечение ребенка всем необходимым для школы) придает «уверенность в завтрашнем дне», которую в России мы как раз потеряли.

13.02.1994 (Из письма к А. Шейнину):

С пятницы 14.01. мы начали двигаться по инстанциям оформления. К концу февраля или началу марта, надеюсь, это будет завершено. Что на Нину (я уже привык) производит ошеломляющее впечатление, это обязательность и очевидная доброжелательность многочисленных должностных лиц, с которыми приходилось сталкиваться. И в самом деле, в ее случае (осложненном с одной стороны независимым от мужа прибытием и отдельным договором о жилье, а с другой – советской инвалидностью) все прошло на удивление быстро и четко. Осталось ей оформить, вслед за мной, unbefristete Aufenthalt (постоянный вид на жительство), после чего можно записаться в Wohnungsamt’e на социальную квартиру из трех комнат (ждать 2 года), оформить дополнительные Kindergeld и начать пробовать искать занятия.

Даниила определили в школу с «интернациональным классом». Там детей от 9 до 14 учат от нуля немецкому, а также арифметике на немецком; кроме того – английский, рукоделие и физкультура. Директор предполагает, что к лету Даниил освоит 1-ю ступень, к Рождеству – 2-ю, после чего сумеет перейти в обычную немецкую школу. Отношение к ребятам заботливое, и потому ходят они в школу охотно. У Даньки появился приятель из Боснии, 11-летний Мелаим, живой мальчишка, который здесь уже второй год и уже неплохо объясняется по-немецки. Сегодня они вдвоем ходили на масленичный карнавал в центре города. Вернулся он с полными карманами карамелек, которые разбрасывали ряженые с машин. Словом, он адаптируется нормально. Школа ему оформила бесплатную Fahrkarte (проездной билет), и это очень удобно, т. к. из нашего Sandhofen’a до школы надо ехать 11 минут трамваем….

Пара забавных деталей к тому как слабо немцы представляют советский образ жизни. «Мы хорошо знаем, что СССР был атеистическим государством. Как же узнали, что Вы – еврей?» (это декан химфака). А Cederbaum, которому я рассказал о Сашкиных неприятностях в связи с антисемитской позицией Петербургского епископа: «Так он же крестился, он же теперь больше не еврей?!» Словом, как в дореволюционной России, граждан различают лишь по вероисповеданию, а не по национальности. А мы к этому не привыкли.

23.02.1994 (Из письма к А. Шейнину)

Два слова о наших делах за последние 10 дней. Продвинулись в оформлении; главное, у Нины уже тоже есть постоянный вид на жительство. Еще важнее, что стало лучше со здоровьем (стучу по деревяшке): лекарства здесь хорошие, да и техника производит впечатление. Врач налаживал Нине пульс, следя за своими действиями сначала по сигналам электрокардиографа, а затем по экрану какого-то другого прибора, показывавшего в цвете кровоток от сердца. Словом, несколько отлегло.

Одно из последних наших событий. Идем с Ниной из Abendakademie, где узнавали о курсах немецкого для нее. Останавливает человек – Schönen guten Tag! – хозяин дома, где я встречал Новый год (Brehm‘ы возили). Это было поразительно, потому что именно этим утром я проснулся с мыслью – жаль, что не знаю адреса, давно написал бы благодарственное письмо. «Я думал о Вас. У меня в офисе теперь новый компьютер, а старый я готов подарить Вам. Ему семь лет, но он работает нормально». Он что-то вроде главбуха в Мангеймском отделении крупной фирмы. Поет с Бремами в одном хоре, отсюда и знакомство. Дома в кабинете у него я увидел 386-й, и мы немного поговорили на компьютерные темы. Короче, на днях он привез нам эту машину – 20 мВ на винчестере, дисковод только на 5-дюймовую дискету и зелено-черный монитор. Но – чудо! (и Drucker есть). Теперь все это понемногу осваивается; пока Данька отправил набранное в Word’e письмо приятелю, а я – благодарственное дарителю. Игрушка для всех возрастов.

Конечно, злопыхатель мог бы сказать, что стыдно нищенствовать и что немцы подают убогим то, что им самим негоже и т. п. черные слова.

Но, соглашаясь тем, что стыдно сидеть на шее у этой страны, которая переживает кризис и захлебывается от массы беженцев – поэтому будем искать варианты отработать – я не перестаю – тоже не без стыда, особенно за совковое восприятие (временами) свое и совковое поведение некоторых соотечественников – не перестаю благодарно удивляться урокам человеческого отношения, доброжелательности, готовности бескорыстно что-то сделать, чем-то помочь.

Были мы тут на концерте камерного оркестра в честь 60-летия одного местного композитора и руководителя Abendakademie. Оркестранты, все с высшим музыкальным образованием, зарабатывают на жизнь другими способами (многие работают инженерами, учителями, чиновниками и др.), а музицируют для души. И вот, вся эта обстановка с вводной торжественно-юмористической частью, как-то очень убедительно показала, что люди здесь не холодные и бессердечные в массе (как почему-то представлялось отчасти и мне – в России), а «просто нормальные», лишь более организованные внутренне, чем принято в России. Конечно, «собака бывает кусачей только от жизни собачьей» (Ю. Мориц), но как-то ужасно обидно, что России выпали такие чудовищные дозы этой собачьей жизни. Именно здесь это и понимаешь особенно остро.

3.04.1994 (Из письма к А. Шейнину):

Одно из главных событий – смерть Отто Горстмана (25.02.; 3 марта я был на протестантской церемонии прощания). Мне от души жаль и этого умного и доброго человека и его мужественную вдову. Она в 1945-м с тремя малолетними дочками беженкой из Данцига явилась в Гейдельберг к свекрови. Еще осенью она ездила на велосипеде, а после смерти мужа сильно сдала, говорит, что ее жизнь теперь тоже завершена. Решила идти в Heim для престарелых, чтобы не зависеть от зятя и дочери, занимающих нижний этаж дома; это произойдет примерно через полгода. Эстафету опеки надо мной переняла старшая дочь, работающая в в Министерстве науки в Берлине. По ее и мамы приглашению мы навестили их 31 марта (она приехала к матери на Пасху). На другой день она неожиданно прикатила на машине из Гейдельберга – сообщить о некоторых «явках» и показать опечатки в статье об ее прадеде, машинопись которой я ей передал накануне – 27 страниц по-немецки.

5.04.1994 (Из письма к А. Волу):

Некоторая культурная жизнь, несмотря на ощутимые цены, доступна даже нам – я имею в виду концерты, спектакли и выставки; за пользование же городской библиотекой я плачу вообще всего 10 марок в год. Словом, брать можно столько, сколько сами сумеем, даже здесь нужна инициатива и активность, а пассивное ожидание здесь выглядит просто непонятным для окружающих. Конечно, главная проблема – нас с Ниной она будет преследовать до конца – язык…. Жить здесь можно. Эйфории нет, но и разочарований тоже. (Было, правда, одно, когда в пасхальную ночь у Даньки украли на кольце трамвая оставленный им на ночь велосипед – вместе с замком. «Поверил я этой Германии», произнес он с сердцем. [Бремы нас утешили, сообщив, что у них трижды воровали велосипеды прямо со двора]).

1.05.1994 (Из письма к Сережке):

Мангейм – город своеобразный, каждый пятый из 300 с лишком тысяч жителей – иностранец, поэтому грязновато и подчас воровато…. Жить не скучно – правда, это зависит еще и от индивидуального восприятия. Очень важно, что высокий уровень социальной защищенности (видимо, выше, чем где-либо в мире) позволяет заниматься долго решаемыми проблемами без страха остаться без крова и без пищи.

16.06.1994 (Из письма к Марку Немойтину):

Здесь в разгаре теплое лето – но даже 30о, которые изредка бывают, переносятся легче (воздух сухой?), обычно же около 20оС. Часто облачно и дождливо. Весна началась в марте с буйного цветения – зелени еще не было! – белого, желтого, розового: магнолии, персики, вишни, миндаль. Потом все это отцвело, и поперла зелень, хотя и сейчас еще можно увидеть цветущую сирень и бузину. Леса здесь больше лиственные, много буков, но есть и сосны и какие-то южные ели. Живности довольно много (говорят), но мне попался только заяц – и то в цетре Мангейма – перебегал рельсы из одних кустов в другие. Грибы есть, но немцы после Чернобыля боятся их собирать: найдено, особенно в Баварии, много пятен, зараженных радиоактивностью. Что же тогда про Белоруссию можно сказать?!

Интерес к России здесь большой, но что к чему, немцы представляют себе плохо (мы, впрочем, тоже). Только здесь мы с Нинкой поняли, что этой стране в войну досталось еще хуже, чем России, хоть это должно звучать кощунственно, тем более, что немцев погибло на фронте втрое меньше, чем советских. Вся Германия лежала в руинах и потом вся была оккупирована. Всего вернее – не считаться этими ранами. Но немцы в своем прошлом покаялись (и частица этого покаяния – в том, что мы здесь приняты и живем в законе), а Россия (или СССР) – нет. И еще одно открытие. Издали (по литературе и скрытой пропаганде) казалось, что немцы холодны и расчетливы. Мы дружим с несколькими семьями, которые всем своим поведением опровергают такое представление. Кроме того, множество разных сценок, наблюдавшихся на улицах, в трамваях, в магазинах как-то не вяжется с представлением о скучном народе.

Другое дело, что Ordnung у них уже в подсознании – вероятно, от строгого порядка слов немецком предложении. И мы уже привыкли, что транспорт, и магазины, и все службы работают в соответствии с вывешенными расписаниями, что почта из Англии приходит на 3-й или 4-й день и не пропадает, поэтому очень удобно можно переписываться с чиновниками, например, позвонить в Sozialamt и попросить прислать Krankenschein на очередной квартал (это такая бумага, которую надо сдать своему врачу, она означает, что счета за лечение нужно направлять в Sozialamt). И вот, через 2-3 дня в почтовом ящике оказывается конверт с этим Krankenschein‘ом.

Привыкли мы и к тому, что Данька ездит в гребной клуб на велосипеде и что можно не бояться, если он «в городе», – но и к тому, что необходима страховка, по крайней мере от случаев, когда мы по закону должны были бы нести материальную ответственность: например, Даниил кого-то сшиб или поцарапал чужой автомобиль.»

24.06.1994 (Из письма к А. Рюмшину):

Позавчера мы с Ниной, заплатив по 20 марок, сели в 5-40 в экскурсионный автобус, который увез нас на северо-запад за 260 км. Там пассажиров из нескольких автобусов собрали в зале и 4 часа с небольшими перерывами искусно убеждали покупать полезные для здоровья товары некоей фирмы по льготным ценам (все мероприятие и называется вербовка покупателей). Большинство и ехало за этим прибарахлением по более низким ценам, чем в розничной торговле, После этого нам выдали полезных подарков примерно на те же 40 марок, которые мы заплатили, Отвезли на теплоход и прокатили – 40-45 минут – вдоль по длинному и узкому (ледниковому?) озеру, лежащему между горами, лучше сказать, холмами. Автобус встретил нас на другом конце этого водного маршрута и потом отвез назад в Мангейм. Все путешествие заняло 15 часов. Очень занятно и довольно приятно.

9.07.1994 (Из письма к Сережке):

Пишу тебе не из Мангейма, а из Großsachsen’a – маленький городишко в 40 минутах езды от Мангейма: там живут знакомые немцы, которые на две недели уехали в отпуск в Бретань (северо-запад Франции), а нам предоставили свой дом и сад – чтобы поливали и кормили двух кошек. В мае, когда у Даньки были каникулы на Троицу, мы там уже жили 8 дней (хозяева тогда ездили на экскурсию в Италию). Одна из дочерей, Katja (так!), учится в Гейдельберге, в 20 минутах отсюда, но очень занята, и ей удобнее предоставить домоводство нам. Нина с большой охотой возится в саду – уже поспевают грецкие орехи, помидоры, картошка и много чего еще. Дорога до дому отсюда стоит 2,70 в один конец (это еще за полцены, потому что мы сидим на социальной помощи), но у меня есть льготный годовой билет на весь регион в 3600 кв. км, так что большую часть необходимых ездок я легко беру на себя.

9.08.1994 (Из письма к А. Рюмшину):

Сейчас пишу в ходе нашей периодической (каждые три недели) операции Wasch Insel: Мы с Ниной (или она с Даниилом) набиваем сумки накопившимся для стирки тряпьем – от простынь до джинсов и одеял, потом она помещает это (до 6 кг в один аппарат) в стиральные машины – на каждый вид тряпок свой режим, опускаем по 7 марок на машину на пульте – и каждый может заниматься чем хочет 35-60 минут в зависимости от режима. Порошок – дозу можно купить за одну марку у этого же автомата с пульта, но выгоднее приносить с собой, купив заранее за 7-8 марок двухкилограммовую коробку в магазине. Отцентрифугированное тряпье перекладывают вручную в сушила (большие барабаны) по 2,5 марки за агрегат. Ну, а гладить можно и дома. (В декабре я по неопытности сдал в стирку 7-8 кг постельного белья, получил его отглаженным – но акция обошлась в 41 марку). То, что я сообщаю разные цены, не значит, будто мы все время заняты подсчетом убытков, просто здесь совсем другие соотношения цен, и это тоже довольно интересно. Например, 100граммовая плитка приличного шоколада – 0,59 марки, но 1кг самого дешевого хлеба 1,39, а «хорошего» – есть десятки сортов – 4 или 5 или 6 марок. И еще больше различий в диапазонах цен на практически одинаковые вещи – на порядок и больше.

Вот еще две детали, об одной несколько дней писали газеты, другая коснулась нас непосредственно.

Понятно, что в эту жару (было до 39-40 градусов) бассейны работают на полную нагрузку. И вот, один безработный решил пожалеть своего крокодильчика и принес его в сумке поплавать вместе. Крокодил (мелкий, судя по фото, 50-60 см) удрал, и бассейн стал терять клиентов – убыток составлял 25 тысяч марок в день. Полиция взялась отстрелять этого каймана, но вступилось общество охраны животных, создали комитет по защите каймана. Отловили его через пять дней.

Другая история. Деньги (пособие от Sozialamt’a) нам в конце месяца переводят на счета в Postbank’e – довольно молодой массовый банк. Удобно потом брать их с помощью магнитной карточки в автомате. И вот, в конце июня автомат выдает сообщение: выплата не может быть произведена. Но подтверждение о переводе у нас есть, и деньги на счете точно должны бы быть. На третий день я пошел уже в отделение банка выяснять, в чем дело. Оказалось, что 4 недели служащие банка бастовали, операции не производились, но теперь забастовка выиграна, и деньги на счет наверно уже поступили. После этого случая мы решили, что нужно «на всякий случай» иметь в заначке и немного наличных.

Вот еще одна деталь – совсем свежая. На автоматах по продаже билетов на транспорт появились объявления: мы просим нас понять – из-за большого числа подделок автомат больше не принимает монет по 5 марок. Какие-то умельцы, то ли из Африки, то ли из России наладили изготовление металлических дисков, эквивалентных (для автомата) этим монетам. Т. к. сдача выдается настоящими деньгами (есть еще монеты на 1 и 2 марки), то автоматы стали разорительными для транспортников.

24.08.1994 (Из письма к. А. Шейнину):

Удивительно, что несмотря на возраст и привычку – все уже сильно примелькалось, иногда еще встречаются впечатления, которые что-то задевают. Например, домик в Гейдельберге с мемориальной доской, что здесь жил Бунзен, а почти напротив – этот дом в 1843 построил химик Леопольд Гмелин, который здесь скончался в 1853 г.

15.10.1994 (Из письма к И. Мальцевой):

Коротко говоря, люди здесь тоже живут напряженно и крутятся – чтобы под старость купить (или построить) собственный дом, чтобы дать хорошее образование детям, чтобы отложить что-то на покупку нового автомобиля или на отпуск в Новую Зеландию. Общий уровень благосостояния, конечно, высокий – главным образом потому, что ни труд, ни ресурсы не разбазариваются, как это десятилетиями было в России. И плановое хозяйство ведется как раз здесь. Встречи назначаются за месяц, транспорт ходит по расписанию даже при ремонтных работах (на такие периоды взамен трамвая подаются автобусы – по прежнему расписанию). Книги в библиотеках заказываются с пульта компьютера, а если книга занята, то с этого же пульта можно стать на очередь. Почта работает бесперебойно, и масса деловых вещей делается путем опускания конверта в почтовый ящик. Десятки подобных мелочей разгружают человека для более важной деятельности. Впрочем, «канцелярию» немцы с давних пор почитают и любят – даже слишком. С другой стороны, есть и преступность (скажем, ежедневно в стране крадется около 1000 велосипедов) – убийства, поджоги, крупные грабежи. По утверждениям прессы она растет. Есть бомжи, нищие, наркоманы и т. д. – но каждый раз, особенно вначале, когда все было внове, вспоминалась еврейская поговорка: «Их болезни – наше здоровье».

29.11.1994 (Из письма к С. Вайсбурду):

Вообще говоря, чиновники здесь работают четко и разговаривают если не всегда доброжелательно (но нам до сих пор почти всегда везло), то всегда корректно, с хамством мне ни разу встретиться не случилось. Пообещав что-то прислать почтой, чиновник это обещание выполняет через два-три дня максимум, канцелярия в порядке. Все же ее слишком много – ученику полагается Schulausweis, рыбаку – Fischerausweis (без этого нельзя удить рыбу, можно нарваться на крупный штраф. Даниила Бог миловал, но следующей осенью ему придется идти на курсы и сдавать затем соответствующий Prüfung при Ordnungsamt’e – сидеть с удочкой он очень любит, и тут есть – где.)

С одним проявлением гипертрофированного бюрократизма мы таки столкнулись – это эпопея с Antrag‘ом (заявлением) на пенсию по инвалидности для Нины. Подать это заявление побуждала работница Sozialamt’a, ответственная за социальное пособие для Нины и Даниила (они оформлены отдельно от меня, т. к. прибыли отдельно). Многостадийная и многомесячная процедура рассмотрения этого многостраничного заявления с кучей приложений завершилась отказом из центральной службы в Берлине: Kontingent-Flüchtling‘ам (в отличие от аусзидлеров – этнических немцев, сразу получающих гражданство) пенсия по закону не положена. Между тем, за эти полгода рассмотрения Нину отправляли на разные комиссии и обследования, в том числе на дорогостоящее двухдневное обследование в больнице с применением радиоактивного таллия (при этом было установлено, что она в прошлом перенесла инфаркт – в России это оставалось спорным). Спрашивается: для чего все это было нужно, если заранее известно, что по закону пенсия не может быть назначена?! ...

Многовековые русско-немецкие связи (хотя, так сказать, анизотропные, т. е. несимметричные) привели к тому, что в жизни обоих народов – масса общих черт – в предметах быта, прикладного искусства, в способах ведения домашнего хозяйства, в культурных ценностях. Мелочь, поразившая Нину: в одном доме, где мы прожили три недели во время отпуска хозяев, на пианино стояли те же ноты – то же издание начала века, – по которым она училась в Ленинграде.

Вместе с тем менталитет очень отличен от русского. Средний немец, приученный к строгому порядку слов в предложении, соблюдает порядок и в целом; он законопослушен, надежен, работящ и несколько скучноват (в России бы числился занудой). С другой стороны, я видел столько сердечного отношения – не на словах, а на деле! – что не могу присоединиться к ходячему мнению, что немцы ziemlich kalt sind. Просто они так заняты, что на не запланированную заранее трепотню у них нет времени.

29.11.1994 (Из письма к С. Вайсбурду):

С точки зрения шкурно-личной, для нашей еврейско-русской семьи выбор Германии, а не Израиля, очевидно, правилен. Хотя и здесь есть проблемы, но не столь острые и не разделяющие семью по национальному признаку. (Это притом, что в полноправные члены общины принят только я).

Забавная деталь к сегодняшнему представлению о национальном вопросе в Германии и в России. Декан химфака в Гейдельберге в довольно долгой беседе задал такой вопрос: «Мы знаем, что СССР был атеистическим государством. Как же узнали, что Вы – еврей?!» При следующей встрече я ему показал Данькино свидетельство о рождении с графами о национальности отца и матери. Это сильно расширило его представления о советском образе жизни.

23.12.1994 (из письма А. Шейнину)

У нас здесь принципиальных изменений не произошло; ноябрь и 31/2 недели декабря проходят под девизом – Рождество стоит перед дверьми. Торговля делает ¾ годового оборота, почтовые тележки перегружены сумками с поздравительно-подарочной почтой, в окнах домов – светящиеся гирлянды, круги, елки, звездочки. Кроме рождественских елок в обычае здесь еще Weihnachtskranze - венки и т.п. настольные и надверные изделия с еловыми лапами, лентами и – если настольный – со свечой или несколькими в середине.

(С подобным венком я навестил в Гейдельберге фрау Горстман – вдову Отто Горстмана; в июле ей будет 80, но она еще ездит на велосипеде. Очень мужественная – не на вид, а душой – женщина).

Четыре воскресенья, предшествующие рождественскому дню и называемые 1-й адвент,

2-й, 3-й, 4-й адвент, обычно отмечаются встречами друзей в домах (рождественский вечер – только в кругу семьи, дети съезжаются к своим родителям). 18-го мы были с Данькой на таком адвенте в доме одного электротехника, выходца из Чехословакии (где его в школе обучили русскому языку); в августе 1968 он был туристом в СПб, обратный путь лежал через Хельсинки, где бóльшая часть группы и свернула с пути на оккупированную братским Советским Союзом родину. Теперь он совсем как немец, и женат на немке, тоько R у него произносится не по-немецки. Кроме пения рождественских песен и праздничного супа с застольными разговорами была игра: каждому на спину вешается бумажка, на которой написано, кто он (Красная шапочка, барсук, канцлер Коль, собственный сын, словом, любое реальное или литературное лицо или существо). Все знают, кто есть кто, кроме, конечно, самих себя; каждый демонстрирует свою спину обществу. Потом по кругу вопросы; если ответ «да», можно продолжать спрашивать, если «нет», очередь спрашивать переходит к соседу. Было очень увлекательно – и особенно интересно было смотреть, как азартно и напряженно (как шахматист за доской) люди ищут пути к отгадке.

Ну ладно, что-то я увлекся рождественскими деталями: как акын, что вижу, о том пою.

15.12.1994

Я в пальто и пиджаке О. Н. вечная ему память.

Пробыл у FrauHorstmann почти два часа, очень славно – хотя она жалуется, что стала все забывать, но рассказывала много и интересно. О различии медленных и замкнутых северян – прусских крестьян и живых сердечных южных немцев… Опять надарила мне вещей мужа, Leselinseи пару книг. Я не гордился, и ее это радовало. Ее прекрасное 5-комнатное жилье будет сдаваться всего за 1500 марок – невероятно, тем более для Гейдельберга и для аристократического тихого зеленого места вблизи трамвая и OEG.

Показывала коллективное фото – все Горстманы 18.06.1994, человек 70, в том числе и Магда с Бернгардом; GundelTreiber , 88, оказалась очень несимпатичной на фото, очень крепкая (финская кровь?). Странно я породнился как-то с этим семейством, спасибо.

28.04. 1995 (Из письма к Т. Евтушенко):

[В связи с 50-летием Дня победы]. Вот что выдавали здесь немцам по карточкам на

81. Zuteilungsperiode – 15. Oktober bis 31. Oktober 1945:

Roggenbrot – 2900 g

Weißbrot – 500 g

Fleisch – 120 g

Käse – 50 g

Quark – 50 g

Oel – 125 g

Kartoffeln – 6000 g

(Масло, молоко, сахар – беременным женщинам и детям).

Так что им тоже есть что вспомнить.

28.05.1995 (Из письма к С. Вайсбурлу):

Наше совместное проживание в одной квартире с арабами, которых стало уже трое и которые завели обычай в полночь начинать готовить крайне духовитые кушанья, не говоря о многом другом, стадо уже трудно переносимым, и мы согласились на двухкомнатную квартиру, которую Wohnungsamt выделил уже действительно быстро….

Мы Ниной съездили в однодневную автобусную экскурсию в Швейцарию (паспортов не спрашивали!)…. Прожив большую часть жизни за железным занавесом, я не перестаю удивляться нынешней легкости перемещений.

16.07.1995

ВДюссельдорфе Kunstsammlung Nordrhein-Westfalen – George Grosz, Berlin-New York. Художник, психика которого ранена первой мировой войной и всем последующим. (1893-1959, после 1-й войны несколько лет был членом компартии, в 1921 ездил с М. А. Нексе в Россию, были на приеме у Ленина и – с Татлиным – у Троцкого, потом вышел из компартии. В 1933 через 10 дней после прихода Гитлера к власти эмигрировал в США). Видно, что он был чудный рисовальщик и мог все, но, если исключить 20-е годы, писал рваные, нервные, полубезумные вещи.

9.12.1995

Helmut Mittasch (1912-1997) (Sohn von Alwin Mittasch)

У Митташей в Эссене пробыл с 11-30 до 15-30, чуть даже больше. Он меня встретил на вокзале – узнал его сразу: очень похож на отца в старости. Он уже очень дряхл, с тяжелой одышкой; как сказала жена, перенес инфаркт (уже давно), ходит с трудом. Управляются они, однако, с хозяйством сами – какой пример! Трое детей (2 сына и дочь) которые их навещают.

С вокзала приехали на такси (я заплатил); по приезде – чашка кофе с разговорами, потом я часа 2 ½ разбирал „Dokumente im Familienbesitz“ (среди них – письмо Эйнштейна, письмо Рамзая, визитная карточка M. Berthelot, куча фотографий A. Schweizer Lambarene; много биографических материалов от церковных документов до некрологов). Часть выписал, часть взял с собой (с возвратом).

Отвечал на расспросы и расспрашивал сам. Он женат на вдове друга (1914 г.р.); она успела побыть замужем 80 дней, потом ее муж погиб на Западном фронте. Был летчиком, воевал под Ленинградом и (? – прослушал), потом его – «на его счастье» ранили в голову, и война для него кончилась. Кончал он Karl-Friedrich-Gymnasium in Mannheim, а его старший брат, который был более одаренный химик, чем А. Митташ (сегодня я видел его оттиски из Berichte) – Realgymnasium (бывшую HBS, где учился Horstmann). Был членом NSDAP (брат – тоже, но ему не понравилось, и он вышел; неизвестно, припомнили бы ему это, если бы он не погиб в 1932), вполне лояльным, ничего не делал против, хотя и активистом не был. «Я не был героем».

Что касается якобы слишком хорошего отношения отца к национал-социализму, то надо помнить, что он свои воспоминания диктовал секретарше и потому в 1944 должен был выглядеть вполне лояльным, это надо учитывать.

Отец заботился о своем саде так же систематически и любовно, как о работе. С детьми много гулял и заботился об их воспитании. История про то, как какой-то парень поймал ужа, отец пожалел животное (Tier) и выкупил. Змею принесли домой, и тут она сбежала. Мать отказывалась ложиться из опасения застать змею в постели, ловили чуть ли не всю ночь.

Сын жалеет, что сразу не записал своих воспоминаний об отце – был тогда слишком озабочен проблемами на работе, а теперь – все помнит, но нет сил.

Он очень старался что-то сделать для меня, подарил принадлежавший отцу ареометр, отцовский Exlibrisи фото бюста отца, установленного перед Ammoniaklaboratorium.

(Сначала предлагал в подарок деньги, но я, конечно, отказался). Хотя из 4-х часов визита половину времени я работал сам, старики за это время очень устали, поэтому я откланялся тотчас после трапезы.

Да, еще одна деталь об отце: он колебался между музыкой и химией, но так как был маленький и руки – тоже – он не мог взять октаву, – то решил, что раз знаменитым музыкантом он стать не сможет, то пойдет в науку. Учителем хорошим он себя не считал, признавал, что не хватает терпения. Но с сотрудниками был терпелив и großzügig. Он говорил, что «надо быть мудрым как змея и кротким как голубь».

27.08.1996

Вчера – хороший Ausflug с «Кватрологом». Пикник на Лореляй (конечно, там теперь и Hotel Lorelei наверху), но несмотря на все это, место действительно очень красивое. Д. для пикника испек яблочный пирог, это было хорошо. На вино налегали как раз русские, что они сами и заметили. Интереснее других Сергей Егупов, учитель из Сочи.

Вторая половина – несколько стихотворений русских поэтов к Германии и блоковский перевод Лореляй. Это – в замке Rheinstein, который в 1975 был куплен и приведен в порядок бывшим оперным певцом Heschner (?).

8.09.1996 (Из письма С. Вайсбурду)

Мы с Д. участвовали в некоем русско-немецком проекте, который назван Quatrologue (с намеком на «Черный квадрат» Малевича) – имеются в виду многосторонние разговоры на языках искусств. Сначала были заняты подготовительными работами по переводам с немецкого на русский и наоборот, а потом – в разных экскурсионных мероприятиях уже по приезде группы молодых русских художников и музыкантов. Во-первых, поездка по Рейну с пикником на скале Лорелея (ах, как странно это звучит по-русски!) и чтением русских стихов на немецкие темы в одном замке на Рейне, купленном 21 год тому назад оперным певцом у обедневшей принцессы и превращенном в экскурсионный объект; хозяин и его сын водят экскурсии и продают сувениры в киоске у входа, возмещая этим расходы на восстановление и поддержание этого тысячелетнего сооружения. Во-вторых, экскурсия на БАСФ, где мне пришлось быть переводчиком с немецкого на русский. В-третьих, поездка в Баден-Баден. Узнали в частности, что «новые русские» охотно играют в этом знаменитом казино, покупая по нескольку десятков жетонов – каждый стоит 1000 марок.

23.11.1996

[О поездке в Берлин, организованной Михаэлем от Abendakademie]

Выехали 20-го в 8-34, прибыли в 14…

Стену разобрали не всю, два участка сохранены как памятник.

Разделение Запада и Востока еще ощущается. Хотя есть зеленые массивы – Tiergarten даже прямо в центре, – ощущения простора, которое было в Париже и даже в Лондоне, здесь не возникло. Красивых зданий много – но скорее как жемчужин в навозной куче, как ансамбль воспринялась только Gendarmenplatz. Архитектурно интереснее восточный Берлин, где находится бóльшая часть исторических зданий.

Hanni у нас в отеле Hamburg. В ответ на мой рассказ о 17 семестрах Коля [В туалете университетской библиотеки в Хайдельберге видел надпись: «Доктором может стать каждый. Пример: Коль сделал свое докторство за 17 семестров»] она сказала, что сын Колевского Doktorvater’a – ее приятель и от него она знает, что Коль своего профессора ежегодно поздравляет и на 90-летие приезжал лично. Вообще, он на деле сохраняет благодарность тем, кто помог ему подняться, но так же помнит – и не дает продвинуться тем, кто выступал против.

В доме фракций Бундестага слушали беседу с «зелеными», главным образом, с профессором Рохлицем. Общее впечатление, как и в Бонне, что несмотря на всю борьбу промышленность продолжает развиваться антиэкологично – хотя без этой борьбы было бы еще хуже.

Сегодня утром сели в автобус уже с вещами и сперва часа полтора провели в бывшей Stasi, причем стало ясно, что в DDR были детские игрушки по сравнению с СССР.

Послеобеденная, заключительная экскурсия – два часа на улице по еврейскому кварталу Берлина – была особенно интересной. Среди разного узнал о MosesMendelsohn [к моему стыду – впервые!], который перевел Тору с оригинала (в отличие от Лютера, который шел от латыни) и который выведен в «Натане Мудром» Лессинга. Еще узнал о демонстрации немок (жен евреев), которая в 1943 спасла мужей от депортации – 2000 человек! – единственная демонстрация за всю историю 3-го Райха! И об уничтожении кладбища и о спасении синагоги от поджога в «кристальную ночь» полицейским – его за это отправили в отставку.

29.11.1996 (Из письма к С. Вайсбурду):

Немцы, под собственные причитания о вымирании немецкой научной литературы издают на английском языке и свои химические журналы, и справочник Гмелина, и большинство естественнонаучных книг. На родном языке они печатают учебники, научно-популярную литературу и книги скорее местного значения, например, об истории анилинокрасочной промышленности в Германии.

18.06.1997

UA Karlsruhe. Симпатичный Klaus-Peter Hoepke. Собирает материалы по Judenverfolgung: он видел, 6-летним мальчишкой Kristallnacht , и это навсегда врезалось. Немножко знает русский.

С ним можно работать и по проекту (об эмигрантах из России в немецкой науке и технике). Рассказал о Марчевской из Спб., биологине, попавшей сюда в войну (эвакуировалась с дочкой на Кавказ, попала в оккупацию и потом ушла с немецкой армией). Жила в Ellingen’e, но уже умерла, работала биологом в Университете.

Рассказал он еще, как Hausmeister спрятал от переплавки бюст Heinrich Hertz (Halbjude) – он сейчас опять стоит в Ehrenhof.

20.08.1997

В воскресенье я с 9-30 до 14-30 проработал в клубе – ликвидация последствий концерта на полигоне и заодно – так удачно совпало – вывоз накопившегося за годы барахла на Sperrmüll. Выложи мы эту кучу в садоводстве в Выборге – ее бы через час разнесли. А так – на другой день, возвращаясь домой, как раз видел, как все это грузилось в мусоровоз. Все же тут что-то не так, эта избыточность богатства неизбежно отзовется.

19.05.1998

Heidelberg: Выйдя из UB, перешел по Alte Brücke через Neckar, по Schlangenweg взобрался на высоту Schloß’a, даже выше и потом пошел по асфальтированному и ухоженному Philosophenweg, по которому некогда в размышлениях с руками за спиной прохаживался Гельмгольц – давно я собирался посмотреть, как это выглядит. В каменной кладке по бокам дорожки, заслуженно названной Schlangenweg (крутой довольно серпантин), – живут охраняемые дикие пчелы. То же и вдоль высокого края Philosophenweg. Добрался так до центральной библиотеки Физического института (дом 16) – из-за этого все путешествие.

24.08.1998 (Из письма Илье Зильбербергу):

На днях мы получили довольно интересные впечатления от предвыборной встречи канцлера Коля с жителями Манхайма: на рыночной площади собралось несколько тысяч человек, канцлер прошел через толпу, пожимая руки всем желающим, мерах в трех от нас (охрана была почти незаметна, но была, конечно) и потом довольно толково выступил – впрочем, под свистки и барабан группы левых; по поводу этого шума он заметил: узнаю старые обычаи Манхайма (здесь всегда была сильна социал-демократия; есть улицы Лассаля, Карла Маркса и еще кого-то.

10.09.1998 (из письма Илье Зильбербергу):

Здесь тоже можно видеть людей 75-80 лет, еще ездящих на велосипедах и вообще бодрых. Болеть на Западе – почти неприлично.

15.03.1999 (из письма А. Шейнину)

У нас принципиальных изменений, разумеется нет. Были, и ещё не прошли, переживания на медицинской почве, об этих стрессах писать не хочется, а вот другую стрессовую историю, которую устроило нам Министерство Иностранных дел России, я опишу.

В прошлом году мы (Нина и я) ещё на пять лет продлили в Консульстве в Бонне наши паспорта, срок действия которых истекал, и рассчитывали, что теперь всю оставшуюся жизнь сможем при желании летать в Россию и обратно. Упомянутое министерство распорядилось, однако таким образом, что въехать в Россию по такому продлённому паспорту можно, но выехать уже нельзя. Иначе говоря, взамен продлённых надо получать заграничные паспорта нового образца (кстати, по 140 марок за паспорт; при этом по 60 марок за продление паспортов, которые, теоретически, должны были бы быть компенсированы, практически остаются консульству). Ещё хуже то, что в Бонне, как сообщено в русскоязычной прессе, ежедневно обменивается по 20 паспортов, а потенциальных клиентов – порядка 100 тысяч. Как поменять паспорта, долго оставалось висящим вопросом. Наконец мы решились. Рассудив, что после трёх выходных – суббота, воскресенье и 8 марта - энтузиастов держать список с пятницы (5 марта) наверное не найдётся, мы выбрали 9 марта как самый подходящий день для рывка. В 11 вечера 8-го мы вышли из дома и отправились в Бонн. С несколькими пересадками (не без нервов, т.к. поезд, с которого мы должны были во Франкфурте пересесть на Бонн, опоздал на 45 минут, и у нас на вокзале во Франкфурте оставалось 4 минуты, чтобы добраться до нужного поезда – но повезло) – последняя пересадка была – в такси от вокзала в Бонне, - мы прибыли к ограде посольства в 4 часа. Очередь уже была – первые приехали с вечера и кемарили в своих машинах. Мы записались под номерами 28 и 29 и грустно уселись мёрзнуть на скамеечке. Тут нам повезло ещё раз: молодая пара (как впоследствии оказалось, врачи из Твери; молодые они по сравнению с нами, дочке уже 8 лет), прибывшая минут на 10 позже и записавшаяся под номером 34, пригласила нас к себе в машину, так что мы вчетвером скоротали время в сравнительном уюте. В 9 часов (ровно!!!) к народу вышел сотрудник посольства и очень точно и кратко объяснил порядок оформления – номер окна, необходимые документы. В соответствии со списком было выдано двадцать талонов для замены паспортов. На вопрос: «сколько всего примут?» - последовал ответ, соответствующий армейскому анекдоту: «копать будете от забора до обеда»: документы будут принимать до 12 часов, количество принятых определяется подготовленностью документов. Стояние в очереди было не очень лёгким из-за нездоровой активности напористых советских людей из второй половины списка (от 36 до 70), стремившихся к окошку непосредственно за владельцами талонов. Всё же справедливость восторжествовала, документы удалось сдать не только нам, но и приютившим нас молодым людям. Около 13 часов нам выдали новые паспорта, теперь с английским написанием имён и фамилий вместо французского (для меня это практически бескровно – Alexander вместо прежнего Alexandre, но для стоявшего перед нами москвича по фамилии Чужой эта замена породила проблемы, он добился специальной особой отметки в новом паспорте, где было показано прежнее написание). Через 18 часов мы были снова дома – днём из Бонна в Манхайм есть прямые поезда - и до конца недели приходили в себя. Вот такая история с паспортами.

Но поговорим о чём-нибудь более весёлом. Например, о карнавальных шествиях, которые здесь устраиваются в канун великого поста. Обычай зародился, кажется, в средневековой ещё Италии (карнавал =мясоед), но в Германии в нынешнем виде – как шествие ряженых – существует лишь с первой половины прошлого века. Есть множество добровольных объединений, где «дурацкие выступления» и соответствующие костюмы, маски и прочие аксессуары подготавливаются чуть ли не в течение всего года. Нынче в шествии через Манхайм участвовало 111 таких групп (около 3000 активных участников, развлекавших около 300 тысяч ротозеев) – это и ведьмы, и черти, и монахи, и средневековые солдаты, и шуты, и феи, и кузнецы, и крестьяне und, und, und…, как принято здесь выражаться в таких случаях. Они идут пешком, едут на открытых грузовиках или на платформах, реже на лошадях и/или телегах – и разбрасывают в толпу пригоршни леденцов и других дешёвых лакомств, а подчас могут поднести и стаканчик вина. Всё это протекает под музыку и длится часа три-четыре. Большое шествие устраивают в воскресенье; в ближайший за ним вторник все работают только до обеда (до 12), затем устраиваются районные шествия в отдельных частях города, и Fastnacht заканчивается «народным гуляньем» в центре (городской транспорт при этом ходит в объезд) – разумеется с поглощением несметных количеств еды и питья. Со среды, которая называется Aschermittwoch, начинается пост. Его здесь, однако, не соблюдают и почти сразу – судя по ассортименту в магазинах – переходят к подготовке к Пасхе. Это выражается в появлении невероятного разнообразия крашеных и шоколадных, марципановых и т. п. яиц, а также пасхальных зайцев, которые, по преданию языческих времен, откладывают эти яйца.

Если карнавалы и Пасха – явления общераспространённые (впрочем, о карнавалах в Англии мне не доводилось слышать), то ежегодный трёхдневный Pfennig Bazar, устраиваемый Немецко-американским объединением женщин Маннхайма – это чисто местная достопримечательность; мы называем её «Выставкой». В благотворительных целях чуть ли не в течение всего года собираются ненужные владельцам вещи – от одежды и обуви, до антиквариата - включая утварь, спорттовары, бытовую технику и книги. В начале марта в большом зале бывшей пожарной вахты (в этом же зале бывают концерты для двухтысячной аудитории) расставляют столы и стенды и устраивают баснословно дешёвую распродажу – на один и даже два порядка дешевле, чем в торговле, в том числе и торговле на «блошиных рынках». Нынче это мероприятие проводилось в 17-й раз. Мы там прикупаем книги, украшения и безделушки (себе и на подарки), а также то, что нужно «по делу» – недостающую одежду, обувь и прочее; так, нынче я купил себе сумку взамен той, что у меня недавно украли в магазинной субботней суете. (Эта кража – не только свидетельство «порчи нравов», но и результат худого самочувствия, в котором я был тогда). Главный же интерес «Выставки» – разная старинная утварь, картины, деревянная и металлическая скульптура, разнообразная ручная работа, например, плетеные корзинки в виде слона или утки, и т.п. – это просто интересно разглядывать.

4.04.1999 (из письма к А. Шейнину):

Хочу рассказать о двух деталях, наводящих на размышления о многообразии немецко-русских связей и параллелей.

  1. В брежневскую эпоху существовала хохма, что люди бывают умные, честные и партийные, – но одновременно наблюдаются лишь два из этих качеств. Недавно в одной книге воспоминаний я вычитал, что эта же шутка ходила в Германии во второй половине 30-х годов. Конечно, не исключено и независимое изобретение этой остроты.
  2. Когда-то Р. О. Кузьмин так пояснял графическое решение системы двух линейных уравнений: «Представим, что вдоль одной улицы выстроили всех рыжих, а вдоль другой, поперечной, всех женщин. Кто будет стоять на перекрёстке? Ясно, кто - рыжая женщина». Я рассказал это к слову Даньке, а он мне сообщил, что в точности именно этим объяснением пользовался у них математик в школе (это было ещё в реальной школе). Если учесть, что Кузьмин ученик Гюнтера, то можно предполагать, что образ найден в Германии ещё в прошлом веке.

1.05.1999 (из письма Марку Немойтину):

На Пасху мы ездили в гости к немецким друзьям в небольшой городок километрах в 40 от нас. Они купили участок (685 кв. м., по местным масштабам очень большой) в получасе ходьбы от дома и начинают его осваивать, т.е. сажать кусты и деревья. Из соображений охраны природы строиться там нельзя, только сарай для инструмента и навес от дождя, электричества там в принципе не будет - не то, что у нас под Выборгом. Здесь тоже видна разница между странами и тем, что в них принято. «Зато» осенью мы можем собирать белые грибы в лесопарке в черте города и наблюдать зайцев даже из окна трамвая - их в городе великое множество.

1.05.2001 (из письма Шейнину)

На музейно-концертные вылазки нас в течение всего сезона решительно не хватало; лишь однажды выбрались на интересную выставку «Золото варваров» – некий вариант эрмитажной золотой кладовой, расширенный за счёт географии (от Бельгии до Северной Италии и от Франции до Украины) и за счёт незолотых вещей, гораздо более редких, - потому что сохраняются в веках много хуже, чем золотые.

6.10.2001

Сегодня Михаэль ездил в Шварцвальд, Obendorf, проведать могилу родителей и брал нас (Д. и меня, Н. по самочувствию отказалась). Так, ровно через 54 года я снова оказался на кладбище (сказал об этом Д.).

Места красивые, особенно Mummelsee – маленькое озерцо. Речка Kitzig. Произвели впечатление громадные проплешины в горных лесах – опустошения от ураганов весной 1999 и весной 2000.

Часовня братьев Маузер над местом, где была их фабрика оружия в Obendorf’e.

Михаэль между прочим рассказал, что писал абитурное сочинение по «Братьям Карамазовым» – такой давний интерес к русской культуре у него.

15.10.2001

Завтра иду на похороны Вильгельма Левицкого, умер в 66 лет, прапраправнук Ю. Либиха, организатор общества друзей истории химии, в которое он некогда меня вовлек. Живойчеловекбыл, жаль.

16.10.2001 „Alles hat seine Zeit… In Liebe Deine Loretta“.

Это было маленькое кладбище (недалеко от Klinikum LU); в том же ряду Hans Kohl + Cecilia Kohl – родители Helmut’a и рядом с ними маленький деревянный крест: Hannelore Kohl, 1933-2001. И астры. Маленькая часовня, не знаю, поместились ли все примерно 100 человек. Из речи пастора узнал о Левицком только, что он очень любил это место из Библии (Экклезиаст?), которое процитировано на венке. Был успешный предприниматель, а последние 10 лет посвятил Либиху. Осталась лишь вдова.

11.04.2002

Вчера с евреями из общины был на «общенемецком» митинге – наверное, 2 или даже 3 тысячи человек во Frankfurt/M перед Pauluskirche (возили автобусом). Речи Шпигеля, Шили, председателя ХДС Майера, израильского посла и в заключение молитва раввина. Толпы не люблю, хотя общее настроение в поддержку Шарона – работа должна быть доделана – разделяю. Кроме Шили, связанного противоположной точкой зрения и потому говорившего обтекаемо, ораторы поддерживали право Израиля на самооборону (ХДС ведь в оппозиции, ей выгодно. Политика остается грязным делом).

13.06.2002

Сегодня на футбольном чемпионате Турция выиграла, и турецкий Mannheim дико ликовал: гудящие машины с флагами (одни – белый, зеленый, красный, другие – красные с белым месяцем и белой звездой), шумная юношеская демонстрация, тоже с флагами. Европе еще достанется от варварского третьего мира.

3.07.2002

Сегодня 2 с лишком часа UlrichSahm, немецкий журналист на Ближнем Востоке. Многослойный рассказ от общего положения до своих разговоров с Арафатом (180 см, блюдет свою трехдневную бороду – символ беженца, вегетарианец). Бандит, но только нынче – это главный успех Шарона – получены документальные доказательства этому.

18.12.2002 (Из письма к Л. Корниенко):

На западе Рождество - главный праздник года, к нему подводят четыре «адвента» - четыре предрождественских воскресенья, в домах зажигают сперва одну, потом две, потом три и наконец четыре свечки, окна и стены в разных жилищах украшают по разному, но еловые лапы и венки, а также светящиеся гирлянды присутствуют почти всегда. На рождественские вечера 24, 25 и 26 декабря зажигают свечи на ёлке. Эти дни проводят без гостей в кругу семьи, большей частью дети съезжаются к родителям (хотя иные уезжают на эти каникулы кто куда может - во Францию, в Америку или даже в Индию). Розничная торговля за ноябрь и декабрь делает, говорят, две трети своего годового оборота: все дарят друг другу рождественские подарки (в гости ходят на адвентах и потом на Новый год). С 28-го по 31 декабря в магазинах продают хлопушки, ракеты, шутихи, бенгальские огни и всё такое прочее всевозможных видов и размеров, и с наступлением Нового года всё это в одночасье с треском и блеском выстреливается, взлетает и сгорает - становится на час светло и шумно. Поначалу это производило сильное впечатление, а теперь мы уже привыкли, будто так и надо.

Вы спрашиваете, какой город Манхайм. (По-русски, наверно, Мангейм, но мы уж слишком привыкли к немецкому звучанию). Постараюсь рассказать, не слишком злоупотребляя Вашим терпением.

Манхайм - сравнительно молодой город, в 2007 будут отмечать его 400-летие. Стоит он вместе впадения Неккара в Рейн. Обе реки начинаются в Швейцарии, в Альпах, и когда там жарким летом тают снега, вода поднимается высоко. (То же и в сильные дожди). До середины 19-го века горд сильно страдал от наводнений, но в течение 1860- х годов были выполнены грандиозные гидротехнические работы – спрямление русла Рейна за счёт канала, соединившего по хорде концы дуги, которую Рейн здесь делает, и создание нескольких километров канала параллельного Неккару. В результате проток воды сильно облегчился, и подъёмы воды стали безопасными, заливает луга вдоль берегов, но не жилища. Реки и каналы, а также во многих местах и архитектура придают городу некоторое сходство с Петербургом - хотя он гораздо меньше, всего около 300 тысяч жителей.

Во второй половине 18-го века Манхайм считался «северными Афинами», крупным культурным центром. Не случайно сюда бежал от военной службы в Баварии молодой Фр. Шиллер с рукописью «Разбойников», его устроили на должность драматурга при городском театре. (Век спустя Шиллеру поставили памятник на одной из площадей города, она, конечно, называется Schillerplatz). Тогда же возникла «мангеймская школа» симфонической музыки, первые симфонии идут отсюда. После наполеоновских войн город пришёл в упадок, но затем, благодаря выгодному географическому положению, особенно с точки зрения судоходства, стал лидером промышленного развития юго-запада Германии. Между прочим, именно здесь родился велосипед и здесь Карл Бенц построил свой первый автомобиль.

Обе традиции, культурная и промышленная, сохраняются и ныне. Мы рады особенно тому, что здесь кипит музыкальная жизнь. В качестве залов, помимо того, что имеется несколько прекрасных «специализированных» помещений, широко используются церкви, их в городе около трёх десятков, частью протестантских, частью католических (есть также мечеть, синагога и маленькая православная церковь).

29.01.2003

Сегодня сходили с Н. в Landesmuseum на выставку „Alle Zeit der Welt“ с философским подтекстом: это не только и не столько выставка часов, сколько (хотя и фрагментарные) картины того, как менялось восприятие времени людьми – от водяных египетских часов, 1400 v. Chr.

Но – возможности восприятия у человека ограничены биологически: выход за пределы природного в очень малое и очень большое чем-то для человека нехорош: между ним и природой становятся разные технические устройства, и в человеке что-то увядает (хотя что-то и развивается, но то ли, что делает жизнь лучше?).

Вот такая выставка.

6.05.2003 (из письма)

Здесь в Германии хозяйственное положение ухудшилось, но на нас это сказывается не очень сильно, хотя с введением евро цены поднялись раза в полтора (в декабре прошлого года в качестве «слова года» объявили «Teuro» – от Euro и Teuer (дорогой)). Даниил на этом фоне сделал громадную глупость: поддавшись соблазну скорее начать зарабатывать деньги он со своим старшим и казалось бы более опытным товарищем оставил институт в расчёте устроить маленькую компьютерную фирмочку. Затея лопнула – время уж больно неподходящее – и теперь он снова пытается стать студентом, что тоже проблематично, пока перебиваясь случайными заработками, которые находит в интернете. Это называется приобретение жизненного опыта. Нам это стоило, понятно, много нервов, но, как говорит восточная мудрость, «свои зубы в чужой рот не вставишь».

9.08.2004

Вчера междугородний парад гомосексуалистов в центре. Н. захотела посмотреть, и мы с час наблюдали это километровое шествие, главным образом, на грузовиках с динамиками. (Lesben und Schwul, come out). Очень шумно. Однако много вполне человеческих, не порочных лиц. В конце концов, Чайковский и Тьюринг, конечно, не были порочными людьми, просто странное отклонение от биологической нормы. Впрочем, зрелище было скучное. Н. считает, что молодцы, утверждают свое право на существование. Но ныне их уже ведь и не преследуют.

2.04.2006

Вчера мы с Н. 4 часа пробыли у Бюберов – прощальное приглашение от них было. 27-го апреля они переезжают во Фрайбург – продали дом за 380 тысяч и купили там трехкомнатную квартиру за эти же деньги (+ 30 тысяч маклерам!). Для Ирмтрауд это тяжело, она с 6-летнего возраста жила в этом доме – у тети, мать умерла в 1945, надорвавшись от тягот, отец погиб в 1940-м. Рассказывала, что от американских солдат тогда добрые впечатления, белозубый негр („farbig“) угощал ее, и они маршировали не так громко, как немецкие солдаты с подкованными сапогами.

А Хуго родом из немецкой деревушки в Николаевской области. В 1941 они восприняли немецкую армию как освободителей (отца сослали в 1933 в Ирбит), и в 1944-м они с матерью все оставили и в телеге двинулись в Германию – через Румынию, Болгарию, Югославию, Польшу. Так он попал в ГДР, откуда в 1957-м сбежал на запад, учился в Хайдельберге, где и познакомился с Ирмтрауд. А братья его, Отто и Херберт, попали соответственно в Норильск и Караганду. Отто в Норильске познакомился с сосланной туда из Белоруссии на 25 лет Ириной (которую мы знаем). Вот такие судьбы.

Решение их, хотя и нелегкое, но правильное – уже не стало сил ухаживать за домом и садом – и ближе к молодым. [сын Иоханнес с женой – в Швейцарии под Базелем].

«В добрый час» говорили мы им. Нам будет их недоставать. И мы им очень благодарны за Данькин перевод в IGMHи за разную помощь, особенно, когда Н. переводилась [для контроля кардиостимулятора] из Маннхайма в Людвигсхафен.

4.05.2006

Вчера в Stadthaus‘e – доклад о характере национал-социалистической диктатуры:

Prof. Klaus Schönhaven (Uni. MA) – War die NS-Diktatur eine Zustimmungsdiktatur?

После часового доклада еще 45 минут ответы на вопросы, это бы и дальше продолжалось, но председательница пресекла.

В общем, режим имел поддержку громадного большинства населения. Volksgesellschaft было не только лозунгом, но и в большой степени реальностью – устранение безработицы, социальные программы, одновременно сплочение под национальную идею. Объявление войны хотя не вызвало радости, но быстрые успехи в Польше и во Франции вызвали громадное воодушевление и подкрепили миф о фюрере. Гениальный пропагандистский ход Гитлера: Капитуляция Франции была подписана по его приказу в вытащенном из музея вагоне, в котором в 1918 была подписана капитуляция Германии. На этом фоне отсечение «чуждых элементов» (евреев, коммунистов и прочих) в общем принималось. Нация в целом опозорила себя, отвернувшись от «кристальной ночи». Конечно, играли роль политика кнута и пряника и мощная пропаганда. Тех, кто был против, просто не было видно.

Грубый материальный подкуп – за счет ограбления евреев, а потом и захваченных стран Европы – на него нажимает современный историк Ali (?), пустивший в оборот выражение Zustimmungsdiktatur, – играл второстепенную роль. Система была устроена так, что должна была постоянно расширяться и радикализироваться – иначе ей грозило загнивание и распад. [Это то, что произошло с СССР].

21.06.2006

[Два дня в Берлине, главным образом в архивах, переночевал у Hanni]

После архивов успел сходить в Käthe-Kollwitz-Museum – человек с трагическим мировосприятием. Запомнилась скульптура Pieta(мать с мертвым сыном). Смотрел еще

Holocaust Mahnmal, производит впечатление; выставка внизу тоже умно сделана. Берлин строится и перестраивается, хотя, кажется, большая часть дел уже выполнена. Бросилось в глаза, между прочим, что Берлин гораздо спокойнее, чем нервный Петербург, и даже изобилие футбольных фанатов – в центре для них устроена большая огороженная площадь с громадным экраном для показа матчей [на первенство мира], с входным контролем на безопасность от террористов – даже их гвалт гораздо спокойнее, чем хронический напряг петербургской жизни, разница именно в атмосфере.

13.11.2007

В воскресенье (11-го) ходили на «Реквием» Дворжака в Christuskirche. Зал был забит как почти никогда. Очень мощная музыка, особенно в первой части; вторая часть показалась более «ангельской», мягкой. Словно 1-я часть отвечает Ветхому, а вторая – Новому Завету. Впрочем, это мои фантазии. Хотя мы с Н. думали, что слышали этот реквием в СССР, но после концерта – ни одного знакомого созвучия! – решили, что спутали с Реквиемом Верди. Да и невероятно, чтобы в СССР церковную музыку исполняли.                                                                                          

20.01.2010

Вчера Бремы возили меня (по моему предложению) на выставку Нат. Гончаровой в Rüsselsheim‘е (в Opelville). 60 полотен, главным образом из Третьяковской галереи, несколько – из частных собраний – эволюция творчества, опробование всех возможных стилей; кроме того несколько книжных иллюстраций и биографические документы. Очень хорошо сделано. Забуду, конечно, но общее впечатление излучающих цвет полотен останется. Сейчас вспоминаю особенно испанку 1908 г., белое сияние; гребцы 1912 (лучизм, синяя вода и красная лодка), завтрак 1920 à la Пиросмани (интересно, знала ли она его работы или это через Руссо), да и многое другое перед глазами (пока). Спасибо.

20.01.2010

Вчера же вечером: доклад посла ФРГ и Израиле (Dr. Harald Kindermann) об отношениях между двумя странами: примерно 30 минут и еще около часа ответы на вопросы. Впечатление, что он почти ничего нового не сказал, но два его заявления показались важными. Во-первых, что общественное сознание европейцев не способно понять, каково жить в стране, находящейся под постоянной угрозой – отсюда чересчур критическое отношение к Израилю. Во-вторых, что антисемитизм в Германии растет – и это – проблема немецкого общества; нужна медленная кропотливая работа и здесь и с палестинцами.

В дискуссии одна дама сказала, что в маленьких городах и в провинции – сильный brauner Hintergrund. Трудности школьного взаимообмена – не денежные, как говорит посол: с обменом школьниками, например, между Австралией и Германией или США и Германией проблем не возникало, хотя это и дороже. Проблемы идеологические или психологические

Ясно, что на моем веку улучшений не произойдет.

25.01.2010

Вчера вечером был на концерте в Christuskirche: Giora Feidman & Gerschwin Streich-Quartett. Хорошие музыканты. Еврейская, американская и латиноамериканская, а также грузинская музыка (в том числе «Сулико»). Также некоторые еврейские мелодии почему-то показались знакомыми. Не без удовольствия (слабого – на сильное я не способен).

5.04.2010

Второй день Пасхи – навестил старого Horstmann’a в Pflegeheim’e. Он лежал после обеда на кровати. Тяжелое впечатление – вот до такого состояния доходить не имею права

20.06.2010

Heinrich Kronstein. „Briefe an einen jungen Deutschen“, München, 1967. Интересная книга (вышел на нее в связи с работой над Реннингером). Автор (1887-1972) юрист, еврей, участник Первой мировой войны, рано, еще до 1933 понял, что логика национал-социализма поведет к полному уничтожению евреев. Как адвокат в Манхайме он до конца 1937-го работал для эффективной (с профессиональной подготовкой) эмиграции евреев, потом сам эмигрировал в США. В поисках высших ценностей в 1936(?) перешел в католичество. Очень способный и работоспособный человек, стал в США профессором права, потом, после войны – во Франкфурте.

26.07.2010

Rolf Sick: Über die Jahre 1927-1949. Автор из Манхайма, много деталей из времени Реннингера. Потомармияипленемунебылоещеи 18. Februar 1945: „Lieber ein Ende mit Schrecken als ein Schrecken ohne Ende“ (ein damaliger Spruch unter Deutschen). S. 212: Der Lebenswille ließ täglich mehr nach (Влагередлявоеннопленных, 1946). Вторая часть – Россия 1945-49 глазами военнопленного лагерника. Как и вся книга – откровенно и жестко. Хотя узнал мало нового – в принципе ничего, – но производит впечатление

17.09.2010

Выезд в Metz с Бремами – 9.09. с 9 до 19. Дорога туда и обратно – 4 часа. Часа 3 с половиной знакомились с филиалом центра Помпиду (я нашел майскую газетную вырезку об открытии этого филиала и распропагандировал Бремов, отсканировав и послав им этот текст). Музей очень «модерный», встретил там «Клоуна» Сутина, которого когда-то видел в Париже, но эмоций не было.

Вторая часть нашей экскурсии была прогулкой по Метцу, самое интересное – грандиозный готический собор, внутри он кажется не меньше, чем Notre Dame в Париже. В соборе, среди многого – витражи Шагала (1957).

23.04.2011

Вчерав Christuskirche: J. S. Bach, Johannes Passion. Хорошо, что сходил. Слушалось хорошо. Музыка – божественная, порой казалось, что что-то стоит за «мистерией Голгофы», как это называл Штайнер. (Но при сегодняшней попытке понять его «Пятое евангелие», как он говорит, это евангелие еще должно быть написано, – я отступился). А канонические евангелия мне неприятны как своим проримским сервилизмом, так и яростным антисемитизмом; это же и в тексте вчерашней Passion.

Да, в отличие от исполнения, которое мы слышали несколько лет тому назад (кажется, в Melanchthon-Kirche) – новинка, или скорее, наверно, возвращение к старой традиции: после того, как заключительный хор смолк, наступила тишина (в программе стояла просьба о тишине). Через минуту раздался звон церковного колокола. Потом он постепенно затух – удары становились все реже – и когда снова сделалось совсем тихо, все, и хористы, и публика, молча разошлись.

1.05.2011

28-го апреля около двух заехали Эдда с Михаэлем, и мы поехали на выставку известнейшего немецкого импрессиониста Max Slevogt (1868-1932) в "Вилле" (фактически загородном дворце) баварского короля Людвига Первого и его жены Терезы, попали на часовую экскурсию по этому дворцу. Мне показались наиболее интересными спальня с коротким ложем - спали полусидя, чтобы не портить прическу - и с "ночным стулом" (горшком) королевы, и - еще интереснее - дворцовая кухня с плитами и каменной ванной для живой рыбы.

После этого отправились на выставку. Художник хороший, особенно зеленые цвета ему удавались. Кроме того был он хороший график и книжный иллюстратор. Никогда прежде не слыхал этого имени.

15.05.2011

Caroline Adomeit, Violine mit Nadya Cholodkova, Klavier (in Citikirche R2). Своеобразный скрипичный концерт. Накатило из-за венгерских танцев Брамса, которые у меня с 1947 ассоциируются с похоронами мамы. Исполнительница – из очень известной в Германии музыкальной династии, давних выходцев из Литвы (это Михаэль рассказывал), действительно интересная.

22.05.2011

20-го был у Kaiserов по их приглашению. Часа два с половиной разговоров за столом у них в саду, потом Götz отвез меня домой. Славные люди. Я понял, что Götz настроен не только антиклерикально, но и «антиимпериалистически»: исламистскую угрозу он рассматривает как реакцию третьего мира на американские притязания на мировое господство. «Конец света» он предвидит как результат разрушения природы и перенаселения – но постепенно, а не в результате обещанного на 2012-й катаклизма.

Рассказывали, как трудно пробивались. Все четверо детей родились еще в Мюнхене (младший, впрочем, под Мюнхеном). Сюда переехали в 1980, познакомились сперва с März‘ами, а через них – с Брэмами. Летом этого года у них золотая свадьба.

Под Weinheim’ом купили развалюху, которую постепенно приводили в порядок. Всю мебель Götz сделал сам, покупал дешевые нестроганые доски и рубанком обрабатывал их на полу.

17.07.2011

Решил зафиксировать свои два «выхода в люди»

13-го я посетил, впервые после 1994-го года, Seniorentreffen– встречу стариков и старух еврейской общины. Теперь это, практически, этакий междусобойчик русскоязычных членов общины, который ведет та же Раиса Херсонская, которая организовывала празднование дня победы (см. запись от 9.05.2011). Здесь она работает «затейником»: читает (к сожалению, слишком подолгу) разные еврейские истории, которые она выуживает из интернета, ставит музыку на проигрывателе и, кроме всего этого, обеспечивает сладкий стол с чаем и кофе – было на глаз человек 25. Много новых лиц, старожилов, вроде меня, почти не осталось (Илья Соломонович и Софья Михайловна, кажется, единственные из времен моего дебюта).

Ощущение, что некоторые могли бы быть интересными собеседниками (в особенности, некий ленинградский адвокат, который впрочем, родом из Тбилиси), но я поймал себя на отсутствии потребности разговаривать.

А 16-го я ходил в Hofatelier, Jungbuschstr. 17.

Предыстория была такая: на Facebook’e заметил, что Eleonore Hefner дружит теперь с Alexander Bergmann. Это художник, немец из Узбекистана, 1952 г.р., который с 1993 живет в Манхайме, я с ним познакомился в 2001 или 2002 на одном собрании Gesellschaft für Ost-Deutsche Beziehungen, но с тех пор не сталкивался. Я написал ему, предложил встретиться, он откликнулся – он меня помнил – и пригласил зайти «на огонек» к ним в ателье (создано в 2005). По субботам сначала занимается с детьми, а с 15 до 18-ти помогает советами взрослым, из которых каждый что-то пишет. В 1999 он организовал Kultur-Brücke e. V. для иммигрантов, занятых литературой и искусством. В октябре на этой базе предполагается фестиваль русской культуры.

В ателье я застал несколько человек, сравнительно молодые женщины и один мужчина (кроме самого Бергмана), все русскоговорящие, – немцы из Казахстана и Средней Азии и одна еврейка – Яна Рапопорт из Ленинграда. В седьмом часу вечера устроили чаепитие – вместе со мной за столом было 6 человек. Разговоры за столом интереснее и свободнее, чем у стариков.

Ближе познакомился с Яной, 36 лет, работает в Pflegeheime, беременна 3-м ребенком (еще две девочки, старшей 16), муж (Женя), бывший юрист, здесь на вспомогательных педагогических работах. В Германии уже 13(?) лет, но прижиться не может. Мается ностальгией, ежегодно летает в Питер (у нее там брат и тетя), это ателье у нее – главная отдушина (она два года отучилась на художественном отделении Текстильного института, потом они эмигрировали). Приглашала на сегодняшний праздник (Grill-Fest) еврейской общины, я сказал, что мне эта Geselligkeitне подходит. Она этого слова не знала, а мне только дома пришло в голову адекватное русское слово – тусовка.

Быть может, я туда еще раз заявлюсь: в этой компании было мне если и не уютно, то, во всяком случае, не скучно.

19.07.2011

Михаэль и Эдда возили меня сегодня в Weinheim на некое своеобразное мероприятие. В первой половине автор представлял свою книгу о педагоге, литераторе и бургомистре Albert Ludwig Grimm (1786-1872), а во второй половине Елена Клокова, химик из СПб, уже на пенсии, рассказывала, как она познакомилась со сказками этого Гримма (свой первый сборник он издал за 6 лет до братьев Гримм – однофамильцы! – и, стало быть, первым в Германии сделал сказку частью литературы, до того сказка оставалась устным народным творчеством), была очарована, перевела на русский. Первый том из шести намеченных издан (1000 экземпляров) благодаря спонсору, второй полностью подготовлен, но денег нет. Рассказывала, как она использовала эти сказки для воспитания детей.

Я с ней потом поговорил (по-русски), она приехала сюда с мужем на своей машине на 4 дня специально для этого представления. По-немецки говорит хорошо, только с русским «р», она училась в СПб в немецкой школе, а в 1990-х годах работала во Франкфурте по договору. Нынешнюю обстановку в России она клянет, завидует, что я здесь (у нее муж был капитан 1-го ранга, и из-за его секретности выехать вовремя не смогли), на будущее смотрит мрачно, в особенности по причине сплошной коррупции. Но героически борется за издание этих сказок.

21.07.2011

Записка от Марии – приглашение 20-го встретиться ок. 19 часов у соседки Frau Caliscan – Wir machen kleine Besprechung. Это связано вот с чем: сосед Klaus Mehler последние месяцы стал показывать признаки психических отклонений (например, при своей очереди убирать коридор он драил его в течение четырех часов со стеклянными глазами, пока Мария не взяла его за руку и не отвела в его квартиру).

Ну, Мария предложила обсудить эту ситуацию по-соседски. Просидели 2 с половиной часа за разными разговорами у другой соседки – Canan (произносится Джанан) Caliscan. Она, как и Klaus Mehler ходила на похороны Нинки, но ближе мы познакомились только вчера. (Хотя я зимой по ее спонтанному приглашению, ходил на трехлетие ее дочери Милайке что по-турецки означает ангел). Она родилась в Германии, но до пяти лет жила у бабушки в Турции и затем начальную школу посещала турецкую (была такая, в порядке эксперимента, в Heilbronn’e). А с пятого класса училась уже на немецком языке, сделала абитур и изучала юриспруденцию в Хайдельбергском университете (но, кажется, не закончила).Живет вдвоем с дочкой, в феврале, когда я был в США, отметила свое 40-летие. Родители вернулись в Турцию, но навещают ее здесь, а она ездит к ним и кроме того они постоянно разговаривают по телефону. Интересно рассказывала о Турции и о том, что Эрдоган идет по пути Гитлера.

Нам с Марией она понравилась.

(Что касается темы встречи, то женщины решили связаться с братом Клауса, который тоже живет в Манхайме).

19.09.2011 Зандерлинг

В сегодняшней газете краткий некролог с фотографией; основное:

В Берлине за день до своего 99-летия скончался дирижер-легенда Восточной Германии Курт Зандерлинг. Во времена ГДР с 1960 по 1977 он был главным дирижером Берлинского симфонического оркестра. Он выступал также в США с большими симфоническими оркестрами Америки. Его бурно приветствовали Копенгаген, Вена, Париж, Тель-Авив…. В последний раз он стоял за пультом в 2002-м году.

Я подумал, что уже почти не осталось ленинградцев, которые помнят концерты Курта Игнатьевича Зандерлинга. Филармоническая стенгазета («Слушатель»?) писала однажды с доброй усмешкой, что «у нас дирижер всегда шипит» (действительно, у него была такая манера, но шипел он во время исполнения все-таки тихо).

Я был на одном из его последних (прощальных) концертов. Не помню уже, что было тогда в программе, но помню, как необычайно тепло его приветствовал зал.

7.11.2011

Вчера ходил в F3 на представление кукольного театра – Figurentheater Lappanoptikum. Lev Mirkin: Othellos Dogenfahrt (satirische Geschichte für Erwachsene). ТруппаизОльденбурга. Т.к. пришел несколько раньше, то познакомился немного с артистами (по крайней мере двое из пяти – из Ленинграда, в Ольденбурге уже 11 лет). С куклами работают две женщины и двое мужчин, пятый за компьютером – управляет музыкой и кулисами. Труппа существует уже 5 лет, все на энтузиазме, кукол делают сами. Центральный Совет евреев в Германии их утвердил и разрешает им 10 представлений в год. Но вчера был

75-й спектакль театра – чудное представление, почти капустник.

13.11.2011

День открытых дверей в новой синагоге в Speyer‘е: ее торжественно, в присутствии Президента ФРГ и прочей знати открыли 9-го, в годовщину «хрустальной ночи» (прежняя городская синагога была сожжена как раз в эту ночь). Отстоял минут 50 в очереди на вход, хорошо, что погода была ясная; потом в газете сообщили, что за этот день синагогу посетило около 6000 человек. Понравился молитвенный зал, небольшой (87 мест), но элегантно оформленный. Центральная «башенка» здания своей внутренней частью обращена к этому залу и в ней за занавесом хранится свиток Торы. На наружной же стене этой башенки – доска с десятью заповедями (конечно, на иврите). Поездкой остался доволен.

28.11.2011

Klinikum Ludwigshafen: Ditmar Brix – манхаймский художник, род. 1961, учился в Карлсруэ. Там в фойе была его выставка. Не раскаялся. Почти беспредметная живопись/, часто пастозная, много ярких красок. Кое-что понравилось, и три картины я сфотографировал.

17.12.2011

В понедельник 12-го вечером я позвонил Марии – спросить, как дела. Она позвала меня к себе в гости: пекла рождественское печенье разных сортов и варила глинтвейн. Вскоре явилась Джанан (Canan Caliskan, соседка), которая тоже была приглашена. Спиртного она совсем не пьет – не потому, что запрещено законом, а физиологически не может переносить, пила чай. Просидели за разговорами больше двух часов. Обе женщины убеждены в бессмертии души и в существовании высшего (духовного) мира.

Джанан рассказала, что закончить учение и получить хорошую специальность ей помешали родители. Ей приходилось работать и учиться, потому что они не хотели поддержать ее материально. Мать считала, что женщина должна прежде всего выйти замуж, а потом уж учиться. В 20 лет она была еще слишком послушной дочерью – в результате не получилось ни того ни другого.

Мария напряжена (12-го января у нее вторая операция), но держится молодцом. Рассказывала, что за время ее работы перед ней прошло примерно 3500 судеб людей, которым она помогала. Для примера – Чарли, негр, безотцовщина – мать согрешила с американским солдатом в послевоенное время. После 4-х классов больше не учился, но у него хорошо шел бокс, так что он стал даже чемпионом Германии. Потом, однако, из-за наркотиков на 10 лет сел в тюрьму. По выходе попал к Марии: «Что делать, я жизни не знаю и ничего не умею». «Чарли, из ничего не выйдет ничего. Давай думать, что ты умеешь». «Только боксировать». Мария помогла ему начать преподавать бокс школьникам, постепенно он заматерел, теперь – директор некой спортивной фирмы, Мария видела его в телевизоре. Помогла она и Pinky (художнику, несколько картин которого у Даньки есть), теперь он процветает.

Она хотела бы написать книгу о том, как надо вставать на ноги, на собранных ею материалах, – но сомневается в возможности найти издателя. Работать больше она не сможет, должна искать новый способ жизни. «Вот, я всем помогала, а теперь мне самой нужна помощь».

По крайней мере, моральную поддержку мы с Д. стараемся ей дать.

20.12.2011

Этой ночью выпал первый снег – но уже тает.

Из письма 3.01.2012

И, конечно, просто моя работа по составлению кратких биографий здешних ученых дает массу впечатлений, впрочем, не всегда положительных. Вот совсем свежее, потому что это еще не вполне закончилось.

Я занимался одним ботаником по имени Вернер Рау (1913-2000), который открыл много новых растений, заново воссоздал и развил Ботанический сад Хайдельбергского университета – действительно, хороший. У него есть сын 1940 года рождения. Я разыскал адрес этого Петера Рау и обратился к нему с письмом, что я по заданию Исторической комиссии земли Баден-Вюртемберг в настоящее время составляю краткую биографию его отца. Университетский архив Халле (там Вернер Рау учился и защищал выпускную диссертацию) на мой запрос о материалах этой защиты ответил, что ознакомление с ними возможно только с разрешения родных (существует закон об охране данных, который разными архивами применяется по-разному. В университетском архиве Хайдельберга я беспрепятственно ознакомился с несколькими папками личного дела Вернера Рау). Ну вот, я и обращаюсь к нему, Петеру Рау, с просьбой разрешить ознакомление с материалами защиты диссертации его отцом.

Надо сказать, что мне много раз приходилось контактировать с детьми и вдовами моих персонажей, и всегда мне шли навстречу и охотно делились информацией. В конце концов, ведь и для них важно увидеть статью об их отце или муже!

Реакция Петера Рау оказалась иной. Он обратился в вышеупомянутую Историческую комиссию с вопросами – действительно ли д-р Кипнис работает по заданию комиссии, получает ли он за это гонорар и вообще, нужна ли еще одна биография (были некрологи, а до того статьи к юбилеям Вернера Рау). Мой редактор переслал мне это письмо с комментарием: «Если бы не было идиотов, то лишней работы было бы меньше». Самому же Рау он написал, однако, очень вежливое письмо с объяснением, что это научная работа, которая состоит в частности в изучении первичных документов, трудов соответствующего ученого и уже в последнюю очередь вторичной литературы, если таковая имеется, и что д-р Кипнис давно и успешно работает в этой области. Поэтому он и обращается к Рау с убедительной просьбой дать соответствующее разрешение.

Еще через несколько дней я получаю электронное письмо от Рау, что по зрелом размышлении он отказывается дать мне разрешение на ознакомление с материалами защиты его отца и что он об этом решении уведомит университетский архив Халле. Мы с редактором решили плюнуть и обойтись и без этих материалов и без дальнейших контактов с недоверчивым и упрямым человеком.

И вот – почему меня и понесло под горячую руку на Вас эту историю вывалить – приходит почтой письмо от Рау: он повторяет свой отказ и просит подтвердить, что я пришлю ему свой текст биографии для корректировки до сдачи ее в печать. Пока я ему ничего не ответил, хотя первое побуждение было – послать его к черту (не нарушая правил вежливости, иначе можно нарваться на штраф за оскорбление!).

9.01.2012

Еще до Нового года дочитал книгу – Uwe Karsten-Heye. Schicksalsjahre (2011). Автор, род. 1940, рассказывает историю семьи, особенно матери и отца в Третьем Райхе и после войны. Сам он – либеральный журналист, долго работал с Вилли Брандтом, со слов последнего рассказывает, что уход в отставку с поста канцлера был вызван желанием сохранить единство социал-демократической партии (она бы раскололась, если бы он остался канцлером). Самое интересное, мне кажется, это живое изображение того, как в послевоенной Германии (ФРГ) в течение полутора десятилетий отказывались от выяснения отношений с эпохой 3-го Райха и от поддержки его жертв. Лед тронулся лишь благодаря новому поколению, которое в делах Третьего Райха не участвовало.

Захотелось вспомнить и записать это через чтение интересной книги, взятой ради работы – готовлю текст об этом профессоре физиологии. Hans Schaefer, Erkenntnisse und Bekenntnisse eines Wissenschaftlers (1986). Автор (1906-2000), не без колебаний вступивший в партию в 1933-м, но раскаявшийся в этом уже в 1934-м, старается быть объективным и при всех своих научных достижениях выглядит консерватором, правда, скорее, в положительном смысле. Движение 1968-го года он называет бунтом без программы, хотя и признает, что поведение истэблишмента заслуживало критики – и всегда заслуживает, потому что власть развращает. (Zitat aus der S. 185: „Die Art der Machtausübung gegen alles, was nicht zum Establishment gehört, ist in der Tat erschreckend“). И к эпохе национал-социализма он относится много снисходительнее, чем молодежь.

Еще из этой книги, уже совсем другое: как он был вынужден расстаться со своей любимой, потому что она, выросшая в деревеньке восточной Пруссии под Кенигсбергом, не могла приспособиться к Мюнхену. Dieses Erlebnis lehrte mich eines: dass Menschen nicht nur zueinander passen müssen. Sie müssen auch gemeinsam in dieselbe soziale Umwelt passen. Keine Leidenschaft kann das Gefühl des Unpassenden überwinden, das sich zwischen so ungleichen, zivilisatorisch so verschiedenen Partner entwickeln muss. (S. 39)

[11.02.2012 - еще несколько деталей их этой книги – прежде, чем верну ее в библиотеку]:

(с. 105) Вскоре после войны он осознал, что «экспериментальное естествознание не в состоянии решить экзистенциальные проблемы людей. Что оно может, это улучшение техники, и здесь наука, в том числе и в медицине, отпраздновала несколько триумфов».

(с. 183) Поповодуслепотыполитиковиученых: „Das Wesentliche an einer gesellschaftlichen Entwicklung haben eigentlich immer nur die Dichter gesehen“.

25.01.2012

Позавчера Михаэль и Эдда заехали за мной посмотреть вместе выставку к 175-летию со дня рождения Georg Schweinfurth (1836-1925), которую устроили в Rathaus‘e Wiesloch‘a – эта семья, проследившая свои корни до 14-го века, уже около трех столетий живет в этом старинном городке – исторический центр на вершине холма выглядит симпатично. Герой выставки, о котором я узнал лишь накануне поездки, действительно выдающийся человек. Отец, родом, конечно, из Wiesloch стал купцом в Риге, где и родился Георг – седьмой, самый младший ребенок. Учился он в Хайдельберге, Мюнхене и Берлине; стал доктором ботаники в Хайдельберге. Вскоре он отправился путешествовать по Африке, где провел, с перерывами, лет 30. В частности, он, хотя и не первым, открыл африканских пигмеев и изучил растения и семена из погребений фараонов в пирамидах. Конец жизни он провел в Берлине как профессор ботаники и директор Ботанического сада. (Все это по памяти, наверняка с неточностями. О нем есть большая литература, в том числе и в интернете по-русски). Замечательны его многочисленные рисунки – фотографии ведь еще не существовало, и естествоиспытатели документировали свои наблюдения в рисунках. (Это я узнал сравнительно давно из биографии Эрнста Геккеля). Но, хотя умение рисовать входило в образование любого естественника, хорошее владение этим умением давалось не всякому. Швайнфурт был рисовальщиком выдающимся – это на выставке хорошо видно.

Спасибо Бремам!

29.01.2012

27-го января – это день освобождения Освенцима – в Германии, а может быть и во всем мире, начиная с 1996-го года отмечают День памяти жертв национал-социализма. Так, согласно вчерашней газете, Райх-Раницкий (ему уже 91!) рассказывал Бундестагу в Берлине о депортации из Варшавского гетто (об этом есть, очень сдержанно, в его воспоминаниях; как это подано в газете, я смотреть не захотел). В Людвигсхафене, опять-таки по газете, сделали упор на депортацию баденских евреев в Гурс. Было объявлено – сначала я получил мэйл от Judische Gemeinde, а потом прочел в газете за 25-е, что и в Манхайме состоится Gedenkveranstaltung der Stadt Mannheim an die Opfer des Nationalsozialismus: „ Mannheimer Schicksale im KZ Dachau“ – im Stadthaus, Ratssaal.

Для меня этот день особый по другой причине – мы его всегда отмечали и как день снятия блокады и как день Нинкиных именин, так что я захотел пойти – отчасти и в ее память.

Так как мероприятие было назначено на рабочее время – 15 часов, то зал отнюдь не ломился от публики. Однако был полон на 4/5 – из-за приглашенной элиты и прессы; впрочем, были и люди вроде меня. Привкус некоторой вымученности, впрочем, быть может, это показалось. Музыкальное «обрамление» обеспечивал хороший аккордеонист. Из речи бургомистерши Dr. Ulrike Freundlieb узнал, что концлагерь Дахау был первым в 3-м Райхе, его открыли 20.03.1933, и уже 22-го появились первые узники – коммунисты и социал-демократы, потом стали добавляться прочие категории.

В заключение она, конечно, выступила против правого экстремизма – теперь ведь очередная кампания.

Писательница из Киля Beate Schaefer рассказала о судьбе своего деда WalterSamstag. Он попал в лагерь как «асоциальный элемент» за гражданский брак с проституткой в 1937-м (?), в 1942-м его отправили в газовую камеру.

В лагерь Дахау попали несколько сот (553?) человек из Маннхайма. Школьники нескольких гимназий под руководством городского архива ведут поиск под девизом Namen statt Nummern и сообщили о примерно 12-15 людях, о которых они что-то узнали.

На все мероприятие потребовалось немногим более часа. На последовавший затем междусобойчик за питьем и жраньем я не остался, только раскланялся с Lutz (c Tischtennis) и Frau Heinrich.

Хотя задним числом видно, что событием это не было, все же хорошо, что сходил.

25.02.2012

22-го в газете объявление, что 20.го скончался старый Горстман; вечером в почте тот же текст в траурном конверте от Шарлотты. Прощание состоялось 24-го в Маннзайме, в Капелле (Bestattungsinstitut Bühn) на северном краю кладбища. Накануне советовался с Эддой и ездил за белыми розами. В Германии и покойникам нужно приносить нечетное число цветков.

Видел всех четырех детей – Бернхард тоже был с женой, сильно изменился – но на ногах! (по осеннему телефонному разговору с женой я думал, что его состояние хуже). С Дагмар перемолвился несколькими словами, с остальными практически только здоровался и прощался. К первой жене Бернхарда, которая была с Нильсом (не мог вспомнить имени Магда? Марго?) признаваться не стал.

Христианский обряд прощания. Священник мало говорил о жизненном пути – остался без отца в 3 года, учился в 14-ти разных школах, абитур сделал уже после войны, работал учителем, – но больше об его духовном поиске – с 33-х лет (с 1950-го, стало быть) он отдался антропософии. Жена умерла от рака, когда ей было 56, и с тех пор он жил одиноко – несмотря на 4-х детей. И с достоинством нес свое одиночество; при всем интересе к делам детей и всего мира – оставался замкнут и при галстуке. (Это то, что мне показалось наиболее важным в слове пастора).

Устал я сильно за этот час в капелле и на поминки в MARUBA не пошел – не было сил. Будьявлучшейформепошелбы.

23.03.2012

Ignatz Bubis. Ich bin ein deutscher Staatsbürger jüdischen Glaubens.Ein autobiographisches Gespräch mit Edith Kohn. 1993. Рассказы о себе и времени в беседах с журналисткой. Талантливый человек (1927-1999), из-за войны не получивший образования и пробившийся потом в Германии как купец. Из отдельных подробностей задело, во-первых, лагерь в Deblin, где он продержался, хронический польский антисемитизм – даже в партизанской войне против немцев (евреев в свои отряды не брали), а во-вторых, „Fassbinder-Konflikt“.

Rainer Werner Fassbinder (1945-1982), талантливый автор-авангардист, сделавший имя в кино и театре, богема, скончавшийся в 37 из-за передозировки наркотика, написал пьесу „Der Müll, die Stadt und der Tod“, в которой были такие места: „Er saugt uns aus, der Jud. Trinkt unser Blut und setzt uns in Unrecht, weil er Jud ist und wir die Schuld tragen“; „Schuld hat der Jud, weil er uns schuldig macht, denn er ist da“. В 1985 ее хотели поставить во Франкфурте. Бубис, Фридман и некоторые другие заняли сцену и воспрепятствовали представлению.

6.04.2012

Сегодня на западе Страстная пятница – Karfreitag, и я раскачался пойти в Christuskirche на концерт: Stabat Mater Антонина Дворжака. (1877). Очень красивая музыка, хотя потрясений не было. Пожалуй, предпоследний из 10 номеров (анданте) понравился больше всего. В целом, это оплакивание, из программы узнал, что в эти годы Дворжак потерял всех троих детей, так что основания для грустной музыки у него были. Рад, что сходил.

4.05.2012

Вчера Эдда и Михаэль ездили со мной во Франкфурт смотреть, с моей подачи, выставку в

Schirn Kunsthalle, посвященную Эдварду Мунку (1863-1944), а в сегодняшней газете – сообщение, что одна из версий знаменитого «Крика» (1895) продана на аукционе Сотби за рекордную цену 120 млн. долларов. Так что мне самое время написать о некоторых впечатлениях – отчасти от выставки, отчасти – в связи с тем, что узнал из передачи Петра Вайля «Осло – Эдвард Мунк» (у него есть цикл «Гений места»), и, наконец, из эрмитажной лекции эпохи перестройки – с диапозитивами – тогда-то я впервые узнал это имя.

На выставке – 60 полотен из Музея Мунка в Осло (к сожалению, «Крик» побоялись везти) и разные фотографии и фильмы о нем.

День, увы, оказался для меня трудным, ездил я больным (прошлой ночью простудился под открытым окном, сегодня лучше, но не вполне отошел), поэтому восприятие было притупленным. Все же громадное внутреннее напряжение почти всех картин просто нельзя не почувствовать. Многие названия говорят сами за себя: «Одиночество». «Поцелуй» (по две версии с промежутками около 30 лет), «Ревность» (тоже две разные версии), «Убийца», «Больной ребенок», «Дом горит!», «Todeskampf» (только сейчас нашел подходящий перевод – агония). Правда, есть и нейтральные названия и темы и картины другой направленности «Скачущая лошадь», например, но напряженность живописи сохраняется. Не зря «Крик» называли символом 20-го столетия. Устроители выставки отметили еще тенденцию передачи движения – фигура с полотна движется на зрителя, это можно не раз видеть – и в портрете, названия которого я себе не заметил, и в уже названной лошади, и в красивой картине «Аллея в снежную вьюгу».

Что касается самого Мунка, то он, конечно, сложнее, чем показано – хотя показано, что он увлекался фотографией и кино, что для тогдашних художников было крайне необычно. Он был любимцем женщин и имел много кратковременных романов, от которых спасался бегством (ездил он вообще много), но никогда не был женат и не имел детей. Любил выпить и даже вынужден был лечиться в Копенгагене от нервного срыва на почве алкоголизма. В 26 лет провел первую персональную выставку – это была первая персональная выставка в Норвегии вообще, прежде их не устраивали. По заказу правительства расписал фресками актовый зал университета в Осло. При нацистах был запрещен – немудрено!

Бремам и выставке я благодарен. Кроме того, побродили немного по историческому центру Франкфурта, заглянули с Михаэлем в Pauluskirche, после войны построенную заново. Внутри – экспозиция об истории Национального собрания 1848 года. Der Eiserne Steg (пешеходный мост через Майн), по которому мы ходили на выставку от автостоянки, по обеим сторонам увешан замочками с именами: Согласно недавно сложившемуся в Европе обычаю путешествующие молодожены вешают замочек со своими именами, запирают его и выбрасывают ключ в воду – чтобы снова когда-нибудь вернуться.

После выставки Бремы повели меня в кафе – отведать «Зеленого соуса» (они прежде тоже не пробовали) – это франкфуртская фирменная приправа, рецепт которой восходит к матери Гете. Так что поели еще мяса с этим соусом (на мой взгляд – ничего особенного, но не мне судить. Эдда была довольна).

20.05.2012

1). Hans Kilian: „Auf Leben und Tod“, 1971

Прочел уже давно, но руки не доходили написать. Впечатляющие воспоминания и признания хирурга. Описание разных интересных случаев, человеческих типов и выполненных им операций, – которые часто все же не позволяли спасти пациента. Книга пронизана духом ответственности врача и этим симпатична. Отдельная деталь, обратившая на себя мое внимание: он убежден, что существует «закон парных случаев», который для его работы выглядит так: если привезли больного с редким диагнозом, то вскоре появится еще больной с таким же диагнозом. Чтожезаэтимстоит?

2). Ernst Klee: „Deutsche Medizin im Dritten Reich. Karrieren vor und nach 1945“, 2001

Вот это действительно жуткая книга. Дело не столько в большой подборке фактов уничтожения людей, сколько в массовой готовности отказаться от врачебной и человеческой этики – подчас из фанатического идеализма, веры, что в конце концов все «для пользы народа», но чаще – из шкурных соображений, а иногда – у настоящих исследователей – ради добывания новых научных данных.

Автор, 1942 г. р., упрекает соотечественников и организации (прежде всего Max-Planck-Gesellschaft и Deutsche Forschungsgemeinschaft) в сокрытии или передергивании фактов, в отсутствии сочувствия к жертвам преследований и напротив, в сочувствии к пособникам убийц. Правда, в своем возмущении он ничего не хочет видеть и относится ко всем, работавшим в Третьем Райхе, примерно так же, как советские «органы» относились к гражданам, которые находились на оккупированных территориях или даже как тем, кто попал в немецкий плен.

При этом он сам показывает, что идеи стерилизации ради улучшения рода (с начала 20-го века стерилизацию уже практиковали в США!), дарвиновской борьбы за существование в человеческом обществе и права более совершенных рас и обществ уничтожать менее совершенные – все эти идеи интенсивно развивались уже с конца 19-го века. Такчтооннебезоснованийназвалоднуизглав: Die Psychiatrie wurde von den Nazis nicht mißbraucht, sie brauchte die Nazis. (Собственно, именно ради психиатра Carl Schneider я и взял эту книгу).

То, что эти идеи и сейчас живы, хорошо видно из книги Веллера «Человек в системе» (запись 9.04.2012). И в них есть зерно истины – но «всякая последовательность приводит к дьяволу», как это и произошло в 3-м Райхе.

18.07.2012

Zum 70. Geburtstag Michaels:

Lieber Michael!

Heute bietet sich vielleicht die einzige Gelegenheit und guter Anlass – Dir, dem teuren Geburtstagskind, einmal zu sagen, was mir am Herzen liegt.

Vor fast zwei Jahrzehnten – es war im November 1993 – hatte ich Glück, Dich und dann auch Edda kennenzulernen. Ich war damals eben aus Sankt-Petersburg gekommen, verstand die hiesigen Verhältnisse gar nicht, konnte kaum einen Brief an Behörden richtig schreiben, machte viele Fehlschläge – und Ihr wurdet echte Schutzengel für mich und ab Januar 1994, als meine Familie gekommen war, auch für uns alle, so dass Nina und ich beteten für Euch täglich.

Du arbeitetest damals an der Mannheimer Abendakademie, in der VHS am Markt in Neckarau und warst immer bereit, Hilfe zu leisten. Uns wurde damals auch vergönnt, mit Dir an mehreren Studienreisen teilzunehmen, so nach Bonn und Berlin.

Es ist sehr viel zu erinnern, ich möchte nur zwei bedeutende Ereignisse nennen. Erstens, dass Ihr Daniel im Herbst 1994 aus der Hauptschule, wo er nach seiner Ankunft bestimmt worden war, in die Integrierte Herzogeriedschule überführen konntet – dies ermöglichte ihm eine weitere passende Bildung.

Und zweitens, dass Ihr unser Umzug aus Sandhofen nach Feudenheim im Mai 1995, sowie die erste Versorgung mit Möbel eingerichtet habt.

Seitdem ist schon viel Wasser vom Berge geflossen, es wäre hier einfach unmöglich, Alles aufzuzählen, was Du und Edda für uns getan habt. So nannte ich bewusst diese alten Geschehnisse – denn nichts ist vergessen und alles wird im Herzen dankbar bewahrt. Danke Dir!

Ich habe einmal Dich zugegeben, dass jeden Mal, als ich über Hemsbach gen Norden mit einem Zug fahre, sei es nach Bensheim, oder Darmstadt, oder Frankfurt, sage ich „Gott, segne Brehms!“

Zum Schluss noch ein paar Worte. Ich weiß nicht mehr, wo ich über Leonardo da Vinci das gelesen habe. Man fragte ihn einmal, welches Leben er für ein glückliches halten würde. Sein Antwort war kurz: „Ein langes“. So wünsche ich Dir weitere lange Jahrzehnte – allen Deinen und auch den Freunden zur Freude!

Dein stets

8.08.2012

Эдда пригласила меня на 7-е поехать с ними – сначала в Баден-Баден на некую выставку, потом заехать на горное озеро в Шварцвальде, потом на могилу родителей Михаэля, а потом уже домой. Я соблазнился, и вчера в 9 утра они за мной заехали, назад доставили после 19-ти. В целом я этот 10-часовый зигзаг в режиме я выдержал. Впечатления были такие.

Во-первых, почти два часа в музее Frieder Burda. Frieder Burda, совладелец издательского концерна Burda (Offenburg), сильно обогатившийся изданием известного журнала для женщин, коллекционер и меценат, построил на свои средства частный музей в Баден-Бадене (город согласился – для города это тоже выгодно) – современное хорошо спланированное под выставки здание. Выставка, которую мы посетили, называется:

Tête-à-tête: Fernand Leger – Henri Laurens. Художник и скульптор были друзья, влияли друг на друга и развивались параллельными путями. Смотрелось не без интереса, тем более, что аудио-гид позволял, набором номера соответствующего экспоната, прослушать комментарий. Раннего Леже я не знал вовсе, а о Лоране (1885-1954) узнал только на этой выставке. Эмоционального воздействия ни тот ни другой не оказали, но было любопытно – хотя вскоре забуду. Впечатление произвела маленькая выставка композиций из цепей стеклянных шаров современного мастера Jean-Michel Othonel (*1964). Переплетения колец и петель из шаров черных, красноватых, золотистых и еще разных других оттенков со своеобразным ритмом действуют почти завораживающе.

Во-вторых. Из Баден-Бадена поехали вверх в Шварцвальд и прибыли к маленькому горному озеру Mummelsee, лежащему на высоте 1030 м и (прочел там же) довольно глубокому – 17 м. На озере было, однако, холодно и слишком тесно для обеда, переехали в другое место, где уютно устроились снаружи. Эдда с Михаэлем съели по каким-то местным Maultaschen, а я предпочел заказать известное мне кушанье – бифштекс с жареной картошкой. Порция оказалась невероятно большой (здесь, т.е. в Шварцвальде, «всегда так» объяснила Эдда), я управился с половиной, а другую половину подобрали Эдда с Михаэлем. После обеда отправились в Oberndorf. Могилу они посещают 2-3 раза в год, за полчаса привели все в порядок. Рядом ряд площадок на местах бывших могил, срок которым истек, и никто не заплатил – очевидно, уже некому. Грустное впечатление и ясное понимание, что это же ждет могилу Нинки (Кстати, когда я на другой день пришел менять свечу и полить, я увидел, что могила тщательно очищена, и увядшие цветы убраны. Вечером выяснилось, что Брема, высадив меня около моего дома, тотчас поехали на кладбище и все это сделали – я им звонил). Но пока я жив, будет в порядке и ее могила.

После кладбища проехали еще мимо домов, где в свое время жил Михаэль. Бывший дом родителей стоит пустой, с ним надо что-то делать. 9 Geschwister не могут пока найти решения.

Вот такой длинный день получился.

9.08.2012

Margot Becke-Goehring. Rückblicke auf vergangene Tage. 1983.

Скопировал для себя и прочел эту редкую книжку (тираж 200 экз. отпечатано приватно для друзей) ради работы над краткой биографией, но читалось запоем, и захотелось написать несколько слов. Автор – очень умная и сильная женщина, крупный химик-неорганик, знаменита несколькими «рекордами»: первый декан-женщина в истории Хайдельбергского университета, первая в ФРГ женщина-ректор университета, первая женщина среди членов Хайдельбергской Академии наук.

В старших классах гимназии не стала национал-социалистом благодаря отцу – и сделалась поэтому изгоем в классе. Училась в Халле, там и оставалась до конца войны. Циглер рекомендовал ее Фройденбергу как «очень умную женщину» (постараюсь найти это письмо, я его видел в 2004-м, когда изучал фонд Фройденберга в университетском архиве). Ректором она была два срока, 1966/67 и 1967/68, так что в самое горячее время – и тогда сумела избежать приглашения полиции для укрощения студентов. Но ее преемник, явно слабый для той ситуации человек, дал разрушить автономию университета. Она пишет об этом с горечью. И чтобы в этом не участвовать, перешла директором Института Гмелина во Франкфурте – и радикально перестроила работу этого института. (Ее ученик и преемник принимал меня в этом институте в 1994. А в 1998 институт был закрыт).

Себя она обозначила как homo ludens – человек играющий (об этом понятии напишу потом отдельно).

Двецитаты.

Перваяпоповодувыступленийпротиватомныхиспытаний „Aber durch so etwas wird die prinzipielle Schuld des Naturwissenschaftlers nicht gesühnt, die Schuld, die darin liegt, dass unser Verstand Gott ähnlich sein will und unsere Seele Neugier, aber keine Demut kennt. Immer wieder wird der Naturwissenschaftler alles Machbare zu machen versuchen“.

Вторая – в связи с судьбоносной встречей, направившей ее в Институт Гмелина:

„Heute glaube ich, dass es Muster gibt, Ideen, nach denen unser Leben abläuft. Unser Einzelschicksal wird Teil sein eines größeren Planes von unbekannter Symmetrie. Dann sind auch die menschlichen Begegnungen Teil eines Planes, und vielleicht empfinden wir immer dann besondere Freude, wenn wir selbst willig dem Plan folgen, einer höheren Harmonie gehorchen“.

16.08.2012

14-го был день с Бремами в Schwäbisch Hall – очень старый живописный городок на холмах, спускающихся к речке Kocher (приток Neckar‘а). Был в свое время вольным городом с большими солеварнями. Большая часть времени была посвящена двум выставкам, устроенным концерном металлоизделий Würth: один из владельцев – собиратель и меценат – создал во многих городах мира Kunsthalle Würth, в том числе и здесь. В здешнем Kunsthalle Würth до середины сентября открыта выставка мексиканских художников– FridaKahlo(1907-1954), DiegoRivera(1886-1957)\, RufinoTamayo(1899-1995), FranciscoToledo(род. 1940) и скульптора AdolfoRiestra(1944.-1989). Про первых двух, имена которых слышал раньше, узнал массу разных вещей – что это жена и муж, что Кало в возрасте 18 лет в автомобильной аварии сломала позвоночник и годами мучилась в больницах (отсюда ее хрестоматийная картина «Сломанный позвоночник»), что оба были полуевреями и это было для них важно, по убеждениям оба были коммунистами (состояли ли в партии, не знаю, но левизна их бесспорна), что Ривера вместе с Сикейросом создали «мурализм» - живопись на больших плоскостях разных стен с применением пульверизаторов, что Кало постоянно рядилась в национальные мексиканские одежды; ее гардероб, по распоряжению мужа был после ее смерти на 50 лет опечатан, а когда в 2004-м печати сняли, нашли там, кажется, 200 платьев и прочих национальных нарядов – целое состояние для этнографии. Ну и еще что-то, что уже забылось.

Живопись самая интересная – у Томайо. Однако и у у Кало – выразительные автопортреты – страстная натура, а у Риверы запомнился хорошо сделанный портрет Наташи Гельман (держательница галереи или т.п.) в белом платье и с белыми калами – кажется, эти цветы в Мексике что-то символизируют, но я упустил разбираться.

Интересны – но далеки от меня – скульптуры Риестры, чем-то напоминающие изваяния острова Пасхи, описанные Туром Хейердалом в «Аку-Аку».

После небольшого перерыва пошли смотреть выставку Alte Meister (Sammlung Würth in Johanniterkirche). Это около половины того, что удалось сохранить из живописи и деревянной скульптуры юга Германии после лютеранских и кальвинистских погромов. Жемчужина собрания – Мадонна Ганса Гольбайнаб ок. 1527, действительно прекрасная, но много и других хороших работ. Имена, за исключением Lucas Cranach der Ältere – незнакомые, из них запомнил – благодаря чудесным деревянным скульптурам (не крашеным!) Tilman Riemenschneider (ок. 1460-1531).

От этой выставки в целом – ощущение чистоты – возможно, потому, что люди искренне веровали.

Потом еще гуляли (конечно, был обед, а перед обратным путем – кофе), посетили монументальный храм 14 в. на холме, с каменным столбом-скульптурой при входе – архангел Михаил поражает дракона, 1290 г. (фото получилось, увы, неудачное).

Все вместе – с 9 до 18. Спасибо!

15.09.2012

Nicole Kuhlert, Die Nummer mit der Nummer. Mein Leben mit der Hotline. 2007.

„Das ist das Geschäft. Das Geschäft mit der Lust“. Manchmal habe ich „das Gefühl, meine Seele zu prostituieren. Ich biete mich an, und jeder Mann kann nach mir greifen“. Etwa:

„komm; Baby, leck mein Spritzloch“

„Ich berühre deine Eichel mit der Zungenspitze, ich streiche sie ganz sanft, ganz zärtlich“ etc.

Oder:

„ Ich greif jetzt nach deinem Schwanz, mit meinen Fingern spreizte ich meine Schamlippen ganz weit auseinander. Ich streichle mich mit deiner Eichel, ganz sanft reibe ich sie an meinem Kitzler. Spürst du, wie groß er ist? Gefällt er dir?“

И вот, такой гешефт процветает. Помимо дневной работы у нее служба телефонного секса с 26 сотрудницами, которых она ни разу не видела, все ее руководство происходит по телефону. Главное было сначала не приработок, а любопытство. И такой прикладной психо- и сексологией она увлечена.

Я взял эту книжку из некоторого любопытства и потому, что ее удобно было возить в сумке. Совершенноортогональныймнемир.

18.09.2012

Katja Nagel. Die Provinz in Bewegung: Studentenunruhen in Heidelberg 1967-1973, 2009.

Взял ради работы над моей Becke-Goehring, но книга оказалась достаточно содержательной вообще. Хорошо документированные сообщения о событиях. Что они принесли для развития общества, осталось, впрочем, непонятным ни мне, ни автору. Считается, что в конечном счете движение «68» привело к укреплению демократии в стране. Кто знает?

13.10.2012

Открытие большой выставки Александра Бергмана в Юнгбуше. Торжественное мероприятие с «музыкальным обрамлением»: два аккордеона, мелодии когда-то знакомых советских песен, которые я не мог узнать – как все забыто! Узнал, однако, вальс Хачатуряна к «Маскараду» - со щемящим чувством. (Надо будет, если Д. приведет РС в порядок, слушать знакомую музыку для времяпрепровождения).

Бергмануприсудилиприз „Sackträger“ des Bewohnervereins Jungbusch e. V. Когда-то, когда Виталька Павлов жил еще в Jungbusch’e – я только-только поселился в Маннхайме – он показывал мне эту скульптуру в честь грузчиков пристани. Laudatio Helen Heberer, ныне Stadträtin, Mitglied des Landestags, помню ее еще по временам, когда она была председателем в Gesellschaft der Ost-Deutsch-Beziehungen. (Она со мной раскланялась первой – хотя я сомневаюсь, что она что-то помнит, скорее по привычке общественного деятеля)

Сама выставка достаточно интересна, несколько, на мой взгляд, вполне хороших картин не только по идейному замыслу (некая молодая женщина прочитала краткое введение о смысле «посланий» автора), но непосредственно по живописи.

20.10.2012

„Schwestern der Revolution“ – Künstlerinnen der russischen Avangarde in Wilhelm-Hack-Museum. Вчера Бремы взяли меня с собой на вернисаж. Почти час приветствия в битком набитой аудитории: Обербургомистерша Людвигсхафена, советник Российского посольства, (читал свою речь по бумаге с акцентом, Михаэль заметил, что его трудно из-за произношения понимать – тогда как мне его легче было слушать, чем немцев!), директриса Третьяковской галереи (с переводчицей – говорила по-русски), поскольку большая часть экспонатов – оттуда, дама от БАСФ, потому что именно БАСФ – главный спонсор, наконец, красноречивый директор музея с обзором выставки. Затем около часа ходили и смотрели. Хорошая Гончарова (но выставка в Рюссельсхайме была лучше, это был январь 2010), интересные театральные работы Экстер, особенно декорации к Ромео и Джульетте, Любовь Попова и еще кто-то.

21.11.2012

Un ballo in maschera (Ein Maskenball) – Бремы пригласили на оперу Верди в воскресенье 18-го, сразу руки не дошли записать. Коротко говоря, хорошая музыка, хорошие голоса, интересная – современная и очень экономная постановка (все события развертываются на площадке в виде квадрата с углом, обращенным к залу). Содержание я благоразумно посмотрел заранее в интернете: пели по-итальянски, а титры на немецком я с последнего ряда балкона не мог читать – слишком мелко и неярко для моих глаз (Михаэль и Эдда читали, однако, без труда). Поэтому много деталей прошло мимо, но все же осталось хорошее в целом впечатление, спасибо!

16.01.2013

Stefan Bonner, Anne Weiss. „Generation Doof: Wie blödsind wir eigentlich?“, 2008.

Прочитал в транспорте эту предложенную Марией книжку. Основная идея: Поколение, появившееся на свет за время с конца 1960-х до начала 1990-х, страдает инфантильностью, нехваткой квалификации, эгоизмом, погруженностью в телевидение и интернет для получения удовольствия и бегства от действительности, пьет, курит наркотики, не знает любви, заменяя ее сексом, избегает заводить детей, а если уж они появились, не умеет их воспитывать, воспроизводя изнеженных, капризных и нездоровых людей. Словом, в среднем очень серая и убогая масса, так что Германия обречена, если каждому на своем месте не постараться из этого заколдованного круга выдраться.

Очень многое прошло мимо из-за моего незнакомства с немецкой массовой культурой, но общее впечатление сложилось. Двефразы, которыепонравились:

S. 131: „Eines haben wir aus der Werbung gelernt: Die Verpackung zählt, nicht das Produkt“.

S. 287: „Kinder kommen leider ohne Gebrauchsanweisung auf die Welt und können ganz schön anstrengend sein“.

23.02.2013

Am 21.02. in F3: Prof. Dr. Rita Süssmuth, Bundespräsidentin a.D. „Deutschlands Verantwortung für Israel“.

Großartige Dame. Два слова о ней из Гугла. Род. 1937, разнообразно училась и стала профессором педагогики, потом пошла в политику (ХДС), с 80-х годов и до 2002 член бундестага, 1988-1998 – его президент. Много занималась проблемами интеграции мигрантов и контактами с Израилем, почетный доктор университета Бен-Гуриона (?) в Бершеве (и ряда других университетов).

Вот что я записал тотчас после часового доклада:

Очень широко обрисованная картина с нажимом на то, как глубока историческая память народов. (Например: Польша стоит за принятие Турции в Европейский союз, потому что Турция никогда не участвовала в разделах Польши).

Главный тезис: Германия обязана защищать право Израиля на существование. Избранный народ, давший миру Библию, страдавший много столетий, вернулся, наконец, на свою землю и должен быть в этом поддержан.

Центр тяжести отношений, которые должны быть основой связей между народами, лежит не в политике, а в научных, культурных, технических обменах. Особенно важно, чтобы немецкая молодежь училась в Израиле и видела страну изнутри. (Она сама много раз наблюдала полное изменение взглядов и установок молодых немцев после их пребывания в Израиле).

Страны Европейского союза – из внутриполитических и хозяйственных соображений ведут себя в отношении Израиля недружественно и недальновидно. Тем важнее роль Германии.

Арабская весна переходит в арабскую зиму. Положение Израиля сейчас гораздо опаснее, чем 10 лет назад. «Теория двух государств» это лучшее, что сейчас есть у политиков. Но дело не в поселениях, а в неготовности большей части мусульманского мира отказаться от политики ненависти. Палестинцы и мусульманский мир вообще – неоднородны. Надо ставить жесткие преграды исламистам и стараться работать с умеренными.

Такой произраильской и неполиткоррeктной позиции   я у немецких политиков ни разу не встречал. Впрочем, докладчица уже на пенсии и бояться ей нечего.

2.04.2013

Бремы в связи с пасхой сводили меня на выставку „Nur Skulptur“ в Kunsthalle (который с 2014-го снесут для постройки нового, якобы более современного здания – несколько жаль).

Основной замысел – взаимодействие пространства, скульптурного произведения и зрителя – остался за пределами моего разумения.

Из отдельных работ вспоминаю «Танцовщицу» Дега (небольшая статуэтка, не знал, что он работал и как скульптор) «Оскар Кокошка» – голова, скульптурный портрет работы Hrdlicka; «Богомол» – очень выразительное насекомое, не запомнил автора; «Ева» Родена – бронза, не лучшая его вещь, но все же хорошо.

Из современного вспоминаю кольцо из кусков белого известняка, наружным диаметром метра 4, а внутренним метра три с небольшим, как бы окружающее маленький пруд в парке. В качестве паркового орнамента смотрится хорошо. Там же неподалеку – полусфера из обломков мраморных плит, изображающая иглу (юрту). Смысловая нагрузка якобы – связь современности и архаики. Эстетического впечатления у меня не родилось никакого.

Две абстрактные сложные геометрические фигуры вроде тех, что рисует компьютер – изогнутые переходящие друг в друга поверхности из натянутых нитей (скульптор – эмигрант из России по фамилии Певзнер).

Две большие неправильной формы продолговатые глыбы из черного пенопласта с многочисленными остроконечными выступами под названием «Тени». Автор Sonja Verdemaier из Гамбурга.

3.06.2013

Джанан. Просидела у меня часа полтора – зашла задним числом поздравить с днем рождения.

Рассказывала о своей борьбе с чиновниками за место продленного дня для Мелайке – которая с 14-го сентября идет в школу (род. 2007) – без этого она (Джанан) не может получить работу. Упомянула о неудачном браке после абитура; поэтому студенткой она стала только в 31 (сейчас ей 42), университет бросила в связи с неудачным вторым замужеством и рождением дочки (Мария как-то сообщила, что от этого не то пакистанца, не то сирийца Джанан была вынуждена сбежать и скрываться). Рассказывала о своих родителях, которым, несмотря на их склонность к учению, их родители помешали получить хоть какое-то образование. Ее родители теперь рады, что она в Германии, а не в Турции. Чем там сейчас кончится – совершенно неясно. Эрдоган – помесь Гитлера и Хомейни, в частности, проводит курс на исламизацию школьного образования – с большими ограничениями для девочек, с обязательным изучением корана. Сама Джанан очень хочет обеспечить хорошее образование для Мелайке.  

13.10.2013

Вчера сходил на Jungbuschstraße 17 на открытие 2-го немецко-русского фестиваля культуры, который организован обществом Kultur Quer – Quer Kultur.

Вначале почтили минутой молчания убитую в Юнгбуше двадцатилетнюю литовскую студентку, которая жила здесь по обмену и, возвращаясь домой с вечернего киносеанса, стала жертвой насилия. Случай дикий, в пятницу ее хоронили, во главе с обербургомистром, чуть ли не всем университетом. Убийц продолжают искать, они не установлены.

Дальше вернулись к фестивалю, к выставке фотографий, сделанных немцами в России (с одной из них, симпатичной Bettina Franzke, я сидел рядом; она фотографировала в Екатеринбурге и Златоусте, была в России две недели) и русскими в Германии. Было славное музыкальное сопровождение (скрипка с фортепиано), знакомые мелодии. Приятно провел почти два часа. Главное впечатление не художественное, а человеческое: живые люди стараются сделать хорошее.

25.11.2013

Впечатления выходных дней:

Вернисаж Verbindungen (Studio Jungbusch-17): В субботу Александр Бергман устроил выставку художников из б. СССР по поводу 20-летия своего прибытия в Германию. Ряд хороших работ, пожалел, что забыл фотоаппарат, в следующую субботу думаю зайти туда снова и потом дополнить эту запись. Кроме того, он показывал слайды из прошлой жизни Узбекистана, а отчасти – и из нынешней (ему прислали). Любопытно было смотреть – потому что там мне побывать не удалось.

Ввоскресеньепошелнаконцерт: Aus der Tiefe rufe ich, Herr, zu dir (City Kirche, R2). Музыка от 17-го, даже 16-го века, потом 18-го и 20-го либо непосредственно на слова псалма 130 (в русской библии – 129), либо по мотивам. Из полутора часов хорошо «работал на прием» первые минут сорок. Музыка лечила больную душу, явственно ощущал. Вот программа:

JohannSebastianBach (1685-1750)

Kantate: Aus der Tiefe, BWV 131

(S. HÜBNER, TENOR; TH. JESATKO, BASS)

Hugo Distier (1908-1942)

Aus der Tiefe

Heinrich Kaminski (1886-1946)

Aus der Tiefe (A.SCHWEINCEL, SOPRAN-SOLO)

J.M. Kraus (1756-1792)

Sinfonie c-Moll (1783), I.Satz

Johann Walter (1496-1570)

Aus der Tiefe

Thomas Seile (1599-1663)

Aus der Tiefe aus Opera Omnia I, Nr. 14

J.M. Kraus

Sinfonie c-Moll, 2. Satz

Wolfgang Fortner (1907-1987)

Aus der Tiefe

J. M. Kraus

Sinfonie c-Moll, 3.Satz

Johann Sebastian Bach

Aus der Tiefe

Frank Martin (1890-1974)

Kyrie aus Messe für Doppelchor (1922).

Кроме светлой хоровой музыки очень хороша была еще первая часть симфонии Крауса, из Манхаймской школы; в программе прочел, что его называли Оденвальдским Моцартом.

Спасибо, на некоторое время ожил.

29.11.2013

Justyna Polanska. Unter den deutschen Betten. Eine polnische Putzfrau packt aus. 2011. Прочитал с интересом: критический взгляд на изнанку немецкого общества – скуповатые, поэтому предпочитают оплату «по-черному», большей частью холодные – в жару стакан воды работающей в поте лица уборщице не предложат, набитые предрассудками и предубеждениями по отношению к ниже стоящим и т.п. Когда я, однако, пошел смотреть в сети ее личную страницу (адрес приведен в книге), то оказалось, что такой не существует. Это вымышленный персонаж, автор книги некто Holger Schlageter, который написал ее на основе многочисленных бесед с уборщицами иностранного происхождения. Именно он и критикует скрытые недостатки общества.

6.12.2013

ВчераБремысводилименяна Liederabend in der Montage Halle (Nationaltheater). Два солиста этого театра, Людмила Слепнева (сопрано) и Михаил Агафонов (тенор, почти баритон), исполняли песни неизвестного мне, но серьезного и значительного композитора Мечислава (Моисея) Вайнберга (1919-1996), по происхождению – польского еврея, с 1939-го жившего в СССР. В (кажется) 1943-м познакомился с Шостаковичем, который его высоко ценил и дружба с которым сохранялась до смерти Шостаковича. Все это рассказывала ведущая, она же – переводчица текстов песен (в программе были приведены все тексты в почти дословном переводе на немецкий).

Песни были на стихи Ицхока Переца (цикл из семи детских песен в переводе на русский). Потом цикл из семи песен на стихи Ованеса Туманяна «В армянских горах» (этот цикл пел Агафонов, все остальное Слепнева), потом, после перерыва, шесть еврейских песен на идише на стихи Самуила Галкина и, наконец, пять сатирических песен Шостаковича на слова Саши Черного.

Очень хороший аккомпаниатор Robin Phillips (родом из Ю. Африки).

Несмотря на «сухую акустику» (это понятие объяснял мне Михаэль), очень затрудняющую работу певцов, звучало все хорошо. Музыка была для меня сложной, но слова – всюду трогательные. Спасибо.

После этого полез в Гугл смотреть про Вайнберга. Очень многое он создал. Между прочим, именно здесь впервые была поставлена его опера «Идиот», и Л. Слепнева пела Настасью Филипповну.

16.06.2014

В поезде Штутгарт –Тюбинген. Зеленые холмистые пейзажи. Тюбинген – небольшой симпатичный город на Неккаре. На канале, параллельном Неккару: узкая длинная лодка, девушка сидит впереди, а молодой человек стоит в задней части лодки с шестом в руках. Втыкает шест в дно и отталкивается. (22.06: Михаэль рассказал вчера, что в его студенческие времена устраивались гонки на таких лодках, кажется, они называются Steckenkähne).

17.06.2014

Довольно отталкивающее зрелище вчера по дороге с вокзала домой: «фаны» не только в накидках в виде национального флага (черный – красный – желтый), но и с маленькими флажками, нарисованными на щеках. Похоже, что пресловутое «национальное самосознание» проявляется только во время футбольных чемпионатов.

16.11.2014

UniseuminFreiburg. Очень интересно и нестандартно устроенный в самом первом здании Университета музей, или выставка, или не знаю, как назвать этот «жанр». Открытие было приурочено к 550-летию Университета в 2007-м. Это Университет в его истории и различных ипостасях от основания до настоящего времени, в значительной степени в реальных предметах материальной культуры, картинах, фотографиях, книгах и даже просто стенах – в подвальном помещении, какие они были. Многочисленными интерактивными компьютерными экспонатами я пренебрег. Провел там, отдыхая (и пользуясь WC) часа полтора. Из отдельных моментов: Узнал, что Ханна Арендт была близка с Хайдеггером и до конца жизни сохраняла контакт с ним (хотя он никогда не покаялся в своих коричневых убеждениях).

17.-30.11.2014

Bad Kissungen: Kurheim Eden-Park. Для памяти: Примерно 50 человек из общин Бадена. Руководят здесь каждой новой группой TirzaHodes, родилась в 1922-м в Дюссельдорфе, с 1939 в Палестине, и ElikRotstein из Молдавии, учитель музыки лет 45 на глаз, в Германии с 1993. Между собой они говорят или по-немецки или на иврите. (Элик – член еврейского Oberrata в Бадене).

25.11.2014 дважды гулял вдоль реки вверх по течению, вышел к Русской церкви (официальное название: автобусная остановка на Salinestrasse – „RussischeKirche“). Стоит на холме над рекой, сфотографировал для Наташи, потом зашел – поставил свечку Нинке. Разговорился с пожилой служительницей, начал по-немецки, но тотчас увидел, что ей это трудно, спросил, говорит ли она по-русски, она обрадовалась. Рассказала, что церковь была построена на деньги из России, на закладке фундамента в 1900-м присутствовал Николай II, но на освящении в 1904 его уже не было (очевидно, война помешала). Богослужения проводятся по субботам и воскресеньям, приезжает батюшка из Мюнхена. Церковь маленькая, с пяток стульев сбоку для стариков, остальные стоят. В праздники набиваются очень плотно, правда, это большей частью приезжие. Местная община очень маленькая и бедная, поэтому за вход берут деньги, чтобы можно было поддерживать здание.

26.11.2014

Сегодня из Бад Киссингена ездили автобусом в Вюрцбург. По дороге Соня Энгельгарт толково рассказывала о Франконии, об истории Вюрцбурга, о памятнике «Мать Франкония», который Людвиг I. Баварский, получив от Наполеона этот регион, распорядился поставить перед Residenz (дворец курфюста) для поддержания хороших отношений. У ее ног – три фигуры:WaltervonVogelweide, TilmanRiemenschneider (скульптор, 15-й век [см. запись от 16.08.2012,) и BaltasarNeumann, строитель Residenz (в 1720-1744) и массы дворцов по всей Германии. В самом Вюрцбурге минут 20 езды по городу, водитель рассказывал, Соня переводила. Обратил внимание на двухэтажный дом, в котором Рентген сделал свое открытие; там мемориальная доска. Много церквей, потому что до 1806 Вюрцбург был подчинен епископу (он же и курфюст). Экскурсию по дворцу вела литовка Вильма, которая вначале попросила извинить ее русский язык. Самое замечательное – купол над главной лестницей, размеры 19х32х5,5 метров – почти плоский. При площади 608 кв. метров высота всего 5,5 м – без опорных колонн в середине – считается уникальным в мировой архитектуре. Потолок расписан фресками Тьеполо всего за 7 месяцев. 4 стороны символизируют 4 тогда известных континента – Европу, Азию, Африку, Америку – интересно для историков как отражение тогдашних представлений об этих землях. Разные залы – для ожидания, для аудиенций, для императора (священной Римской империи). Интересный зеркальный зал, в отличие от предыдущих не оригинальный, а отреставрированный по описаниям и фрагментам в 1980-х (?) годах. Очень хорошие брюссельские гобелены, вероятно 15-16 веков, перенесенные из старого замка.

27.11.2014

Сегодня после обеда отправился вверх по нашей речке, FränkischeSaale, километра три в одну сторону, дорогой видел старые солеварни, градирню к ним и соответствующий насос – все это середина 19-го века. Потом прибыл в корпус ObereSaline, где две экспозиции: одна называется BismarkMuseum (Бисмарк здесь лечился и несколько лет подолгу жил), вторая посвящена соли и лечебным водам и всему вокруг этого. Кроме того, симпатичная временная выставка моделей – паровые машины, паровозы, турбины и не знаю, что еще

3.01.2015

ZwischendenJahren.Я встретил это выражение совсем недавно, в декабрьском письме Sillescu. Позже узнал: Это выражение возникло в конце 16-го века, когда папа Григорий ввел свой календарь взамен юлианского. Католики, разумеется, немедленно перешли на новый календарь, а протестанты сопротивлялись этому еще много лет, пока, наконец, соображения удобства не взяли верх. Но время между Рождеством по новому стилю и по старому стилю (ныне это Drei Könige, а по старому стилю – сочельник) и сейчас называют – между годами.

1.07.2015

Walter Rohland. Bewegte Zeiten: Erinnerungen eines Eisenhüttenmannes, Stuttgart, 1978.

Книгу эту я взял по ходу работы над Köster, с которым автор дружил, но прочел из общего интереса к свидетельствам истории Германии 20-го века. Автор на полпоколения старше (1888-1971) , но тип тот же самый: воспитан в кайзеровской Германии в духе верности отечеству и развитого чувства долга, доброволец в первую мировую войну. Как способный металлург, быстро продвинулся на уровень одного из руководителей черной металлургии Германии как раз к приходу к власти национал-социалистов. Много раз встречался с Гитлером, отмечает его способность быстро схватывать ситуацию, говорит, что вспышек ярости ни разу не наблюдал. В приложении приводит цитату:

Zitat, S. 220: W. Churchill 1938 in einem offenen Brief in der Times: „Ich würde Gott danken, würde er uns einen Mann wie Hitler schicken, sollte England jemals eine Situation erleben, in welcher sich Deutschland nach dem Weltkrieg befand“.

Впрочем, он со многим был не согласен, но пишет, что после гибели глубоко им уважаемого министра вооружений Dr. FritzTodt (1891-1942), наверху не оставалось ни одного человека такого гражданского мужества, который мог бы ему помочь в проведении разумных мероприятий.

Впечатление сильного и лично порядочного человека.

28.11.2015

Сегодня здесь ночью и утром первый снежок, довольно жалкий. На мостовых растаял почти сразу, на крышах продержался до полудня. Глобальное потепление!

9,02.2016

Операция удаления катаракты.

Небезинтересно. Приглашен был на 9-15, около 10, еще в «зале ожидания» начали мне закапывать в левый глаз каждые 20 минут три серии разных капель – для обезболивания, потом для расширения зрачков; около половины двенадцатого отвели в предбанник операционного отделения, предложили раздеться до нижнего белья и разуться, затем вещи я убрал в шкафчик, ключик на руку (как а «Голубой лагуне»), мне на ноги дали бахилы – пластиковые мешочки с резинками, аналогичный чепчик на голову и белый халатик в горошек, завязывающийся сзадию После еще нескольких минут сидения на стуле, для гигиены покрытом листом фильтровальной бумаги, пригласили внутрь, «сестра Беата», как она представилась, предложила взобраться на узкую каталку, проверила дату рождения (страховочный контроль), устроила меня на ней, накрыла простыней и провезла на некоторое расстояние дальше. Затем она снова стала закапывать в глаз обезболивающее и еще что-то – две серии, а потом помазала веки и кожу вокруг глаза йодной настойкой (определил по запаху). После этого привезла меня на место операции под некий агрегат. Врач еще что-то закапал, обмазал веки и вокруг дезинфицирующим без запаха и укрыл голову каким-то пластиковым покрывалом, с окном для оперируемого глаза. Видел я им только большое довольно яркое светлое пятно с темными пятнами внутри. Сначала он выжег лазерным лучом дефектный хрусталик, а затем – предупредил – стал сбоку вдавливать в глаз новую линзу (искусственный хрусталик). Операция продолжалась минут 25 и хотя не слишком приятно, но переносимо. Глаз он мне заклеил и повелел завтра явиться к своему глазному врачу для контроля, а если там закрыто, то в здешнюю глазную поликлинику – как объяснили в регистратуре, без номера и без очереди.

Когда я вышел, меня уже ждала Мария, которая трогательно обо мне заботится

17.07.2016

Jutta Ditfurth. Der Baron, die Juden und die Nazis. Reise in die Familiengeschichte, 2013.

Автор (род. 1951), леволиберальный публицист, в свое время сооснователь партии «Зеленых» (в 1991 вышла из нее из-за соглашательства и поправения этой партии), имеет очень аристократические корни и с материнской и с отцовской стороны. Ее прабабка, Gertrud von Beust (1850-1936) написала около 1868 „Wacht am Rhein“, ставшую почти что гимном в Третьем Райхе. Книга представляет биографию ее – не знаю русского слова - Urgroßonkel Borries von Munchausen (1874-1945) на широком историческом фоне. Этот известный в свое время литератор, потом публицист в изображении правнучатой племянницы выглядит крайне несимпатично (также и в личной жизни). В молодости увлекался Гейне и заигрывал с культурными евреями; вместе с еврейским художником Ephraim Moses Lilien выпустил иллюстрированную последним книгу баллад на еврейские темы „Juda“ (1900, последнее издание 1922), которая вызвала энтузиазм у сионистов. Однако, эти увлечения быстро прошли. Типичный прусский юнкер, милитарист, один из энтузиастов Dolchstoßlegende, позже сотрудничал с Геббельсом, покончил с собой в марте 1945.

В целом все немецкое дворянство представлено как каста, которая с давних времен занимала при любых правительствах руководящее положение в государстве, исповедовала антинародную и антисемитскую идеологию, считала себя «по крови» выше всех остальных, соответственно, ненавидела Веймарскую республику, участвовала в убийстве Ратенау, всемерно способствовала приходу Гитлера к власти. Кстати, граф Штауфенберг, один из главных организаторов заговора 20 июля 1944, был не лучше остальных, просто считал, что Гитлер плохо ведет войну.

Разоблачение этой касты, на основе многих документов, и составляет главный пафос и идею книги.

23.-25.08.2016

Helmut Behrens. Wissenschaft in turbulenter Zeit. Erinnerungen eines Chemikers an die Technische Hochschule München 1933-1953. München, 1998.

Автор (1915-2000), ученик и многолетний сотрудник Вальтера Хибера, симпатичный, судя по этому тексту, человек, бесхитростно и явно правдиво описывает свои переживания и впечатления о пережитом. Прежде, чемвозвращатькнигу, выпишунесколькоцитат:

S. 6-7: Die Freiburger Studentenschaft war in ihrer Mehrzahl fanatisch nationalsozialistisch eingestellt <…> Da meine Generation zu einem großen Teil – ich muß mich hier selbst mit einbeziehen – durch Elternhaus und Schule nicht nur nationalistisch, sondern vor allem auch sehr autoritätsgläubig erzogen worden ist (z. T. auch ausgesprochen antisemitisch), kamen uns damals immer wieder Bedenken, ob wir mit unseren Besorgnissen, unseren Zweifeln und unserer Kritik [eine Minderheit, u.a. Behrens selbst fand, dass nicht alles richtig sei], besonders auch an den Freiburger Verhältnissen, im Recht waren. <…> Außerdem wurde damals häufig die Ansicht geäußert, daß in „gro0en Zeiten des Umbruchs das alte Sprichwort Gültigkeit haben müsse: „Wo gehobelt wird, da fallen Späne“.

S. 62 Nach der Katastrophe von Stalingrad 1942/43 und der am 6. Juni 1944 erfolgten Invasion anglo-amerikanischen Truppen in der Normandie war der Krieg unwiderruflich verloren. Im vertrauten Kreis wurde damals bereits die Frage diskutiert, ob die Männer des 20. Juli 1944 das Attentat auf Hitler auch dann geplant hätten, wenn sich die früheren militärischen Erfolge weiterhin fortgesetzt hätten. Die damalige Meinung war vorwiegend: wohl zweifelhaft. [Cf.: Jutta Ditfurth (17.07.2016), Zitat aus der Seite 303]

S. 80: Man erlebte es in dieser Zeit [Sommer 1945] ja häufig, daß sich die Deutschen gegenüber ihren eigenen Landsleuten ausgesprochen unangenehm und aggressiv verhielten: die 12 Jahre NS-Zeit hatten da wohl ihre Wirkung nicht verfehlt.

S. 123 Die Zeit vom Kriegsende bis zur Währungsreform (Juni 1948) möchte ich zusammenfassend dahingehend charakterisieren, daß es damals jhne jedes Zweifelneine wirklich ideale Gemeinschaft von Lehrenden und Lernenden gab, die später nie mehr zustandegekommen ist.

S. 158ff. Очень ясно о причинах падения Ваймарской республики и прихода Гитлера к власти: Дух времени этой эпохи определялся безудержным национализмом. (S. 158 …von einem fast hemmunslosen Nationalismus, speziell in Kreisen des deutschen Bildungsbürgertums). Этому способствовали проигранная война, тяжелые условия Версальского мирного договора, инфляция 1922/23, съевшая сбережения «среднего класса». Врезультатесложиласьложнаякартинамировойвойны, „Dolchstoßlegende“ und aus den Politikern, die den Krieg 1918 beendeten, wurden die „Novemberverbrecher“.

В школах о конституции Ваймарской республики ничего не говорилось, ученики питались легендами. В целом большинство отвергало парламентскую демократию. Все чаще называли „Judenrepublik“ виной всему. Hitler sprach stets vom „jüdischen Bolschewismus“ und er wusste sehr genau, daß er damit in breiten Kreisen der Bevölkerung große Resonanz fand.

Мировой кризис с более чем шестью миллионами безработных добил республику, в которой, после убийства Ратенау и смерти Эберта уже не осталось сильных политиков.

Еще одно интересное соображение:

После поражения во второй мировой войне старшее поколение, в частности, высшие школы, избегали честного разбора событий 20-х – 40-х годов. В этом – одна из причин молодежного движения 1968-го. Высшие школы, упустившие перед этим возможность разумных реформ, оказались беспомощными перед студенческим движением, и единственным победителем оказалась „eine im wahrsten Sinne des Wortes heillose Bürokratie“ (S. 170).

9.09.2016

Фрайбург. Ездил вчера, 14 часов от выхода до возвращения. Но справился и даже был этим доволен. В университетском архиве улов беднее, чем ожидался, но все же кое-что. Потом за мной заехал Хуго Бюбер и мы два часа провели у них дома с Ирмтраут за разговорами, в том числе о беженцах. На мое утверждение, что Меркель сделала тяжелую ошибку, он ответил, что она не могла иначе, тем более, что на немцах лежит комплекс вины за Третий Райх. Обаму он назвал демократом – у меня уже не было охоты спорить, хотя этого демагога, который поддерживает Иран, хвалить не за что. Ирмтраут смотрит на вещи более трезво, говорит, что теперь одна вечером ходить боится. Столько людей совсем другой культуры Германии не переварить, боится она. Хуго постарел, ходит труднее, но ездит хорошо. Говорит, что не уверен, что доживет до Нового года. Ирмтраут кормила нас вкусными только что испеченными пирогами.

26.09.2016

Ladenburg – воскресная экскурсия клуба «Шалом», проведенная Владимиром Именитовым . Преимущественно музей и история , начиная с основания города римлянами в 1-м веке. Туда прибыл тот самый легион, который разрушил Второй храм в Иерусалиме. Город при Трояне (98-й год н.э.) назвали Lopodunum. Создание музея и обширные археологические открытия – полувековое дело выдающегося энтузиаста-аржеолога, чье имя я прослушал..

27.12.2016

Бремы: 25-го явился к ним на рождественский обед к часу дня; были еще Мириам и Никлас.

Как и 30.12.2015 обед начался с артишоков – раз в году Эдда готовит. Никлас уже тоже студент (в Карлсруэ), заметно возмужал. Мириам летом сдала «Физикум», возвращается во Фрейбург 29-го.

Разговоры были о неспособности Европы помочь Африке с ее коррумпированными режимами. Мириам считает, что начинать надо с образования, Михаэль – что с создания ячеек, наподобие миссий, для организации локальных – например, для данной деревни – доступных местным жителям небольших производств. Прием беженцев с Ближнего востока – результат опыта приема 12-ти миллионов немцев из Польши, Чехословакии и ГДР.

21.02.2017

Вчера вечернее мероприятие с 18-30 до 22 (за 7 евро):

Esther Shapira, Georg Hafner: „Israel ist an allem schuld. Warum der Judenstaat so gehasst wird“.

Buchvorstellung in der Abendakademie. После короткого вступительного слова председателя местного отделения der Deutsch-Israelischen Gesellschaft выступили авторы – тележурналисты, издавшие свою книгу еще в 2014, но считающие ее нынче еще более актуальной; они около 40 минут читали по очереди отрывки из книги. Основной тезис: антисемитизм в Германии, плохо прикрытый критикой израильской политики, очень распространен и процветает. Потом выступали немногочисленные желающие из аудитории и говорили о том же. Большинство немцев питает скрытое недоверие и предубеждения относительно евреев, не имеет никакой фактической информации, и масс-медиа с односторонней критикой Израиля это поддерживают открыто или прикрыто. Принципиально нового не узнал, но грустные впечатления усилились.

2.03.2017

Ulrike Sterblich. Die halbe Stadt, die es nicht mehr gibt. Eine Kindheit in Berlin (West). 2012.

Сдал в библиотеку после прочтения первой половины и беглого просмотра второй. Это фрагменты воспоминаний журналистки, родившейся в 1970-м и выросшей в Западном Берлине. Хотя я получил некоторое поверхностное впечатление о тогдашней жизни в этом городе, обнесенном стеной. Книга для тех, кто знает Берлин и тогдашние реалии (Российская аналогия: что могут значить для западного читателя названия песен Высоцкого, Окуджавы или Цояб или упоминание фильма «Ирония судьбы»). Запомнилась только история переписки с девочкой из ГДР: при попытке послать той листок из западного журнала с фото ее любимого исполнителя посылка вернулась обратно из-за недозволенного вложения. Серьезные служюы были заняты работой над предотвращением контакта девочек – такой была тогдашняя жизнь! Позже студенткой она должна была отказывать американским туристам, опоздавшим своевременно забронировать место в отеле, и объяснять им, что место в Западном Берлине ограничено, а за городом снять отель невозможно: город отделен от «загорода».

24.09.17

Выборы. Если бы у меня было право голоса, то я бы – из протеста против нынешней политкорректности – голосовал бы за AfD – не потому, что я от этой во многом антисемитской по составу партии в восторге (от нее в восторге Саша Штефаник, который ежедневно как-то ее рекламирует в Facebookе), а потому, что это приведет в чувство нынешних «либералов». Впрочем, думаю, им ничего не поможет. И уже безнадежно затопленной мусульманами Европе – тоже.

Вечерняя добавка: Меркель выиграла, социал-демократы от коалиции отказались, «Альтернатива для Германии» празднует успех – третье место. У «Мутти» Меркель будет тяжелая жизнь, но ничего хорошего в любом случае ждать не приходится

29.10.17

О вылазке в Wilhelm-Hack-Museum. Вчера с 16-20 до 18 смотрел выставки в музее, с 18 до 19-30 слушал концерт преподавателей музыкальной школы Людвигсхафена.

В музее сначала походил по фотовыставке, которая названа «Прощай, фотография». Действительно, хотя было несколько хороших традиционных фоторабот с людьми, зданиями и пейзажами, но большей частью экспонаты представлены движущимися изображениями, развивающимися на экранах с помощью проекционных устройств, в особенности, композициями абстрактных фигур. Интересно, но чуждо – без эмоций.

Зато выставка живописи (и скульптур) ErzählteWeltдействительно очень хороша.

Отметил для себя две картины Макса Бекмана – «Монако» (1939) и особенно «Кипарисы» (1943), очень зеленые (думаю, что это уже эмигрантская пора). Тоже зеленая «Весна в Пфальце» Слевогта – я уже давно, когда Бремы меня возили на его выставку (запись 1.05.2011), заметил, что зеленое ему особенно удается, вероятно, был его любимый цвет (как у Шагала синий). Несколько хороших картин Кирхнера, (ErnstLudwigKirchner, 1880-1938), с которым, кажется, прежде не сталкивался. Сразу бросилась в глаза – из-за напряженного неба – картина Нольде „AbendsfriedeamKoog“ с белой овцой на лугу (1939). Предчувствие войны? Совершенно новое для меня имя AlbertWeisberger (1878-1915) [убит на западном фронте]. Интересная картина «Себастьян и всадник» (1913). Вертикальные линии деревьев и обнаженной фигуры Себастьяна, а в левой части полотна – мусульманского вида всадник на светлом коне. Сюжет мне недоступен, но живопись обращает на себя внимание. Было еще много других хороших картин,

4.12.2017

Второй вечер и ночь идет снег, днем он тает. Слякоть.

7.12.2017

Вонючие статьи в MannheimerMorgen по поводу признания Трампом Иерусалима как столицы Израиля. (Справедливости ради: дано также разумное интервью с председателем Немецко-израильского Общества).

11.2017

Рождество. Неуклонно надвигается. В субботу 9-го был у Бремов на встрече друзей – со сластями, принесенными гостями и приготовленными Эддой и Михаэлем, кофе и разными чаями, а потом с пением рождественских песен: Герберт играл на пианино, Михаэль на виолончели, пел Мишель Спичка и женщины (хороший голос у Аниты Марц, я раньше не обращал внимания). Кристель была одна, Гётц после повторной операции создания нового тазобедренного сустава еще в больнице. К Спичкам на Рождество прибывают Каролина с мужем и дочкой, а к Бремам Маркус с детьми и подругой.

2.04.2018

Susanne Schädlich. Immer wieder Dezember. Der Westen, die Stasi, der Onlel und ich., 2009.

Драматическая семейная история, написанная дочерью (родилась в 1965-м) известного писателя. Начинается с вынужденной эмиграции из ГДР в ФРГ в 1977-м. Для родителей жизнь на Западе оказалась слишком непривычной, из Гамбурга пришлось переселиться в Западный Берлин, поближе к «своим» за стеной. Как выяснилось уже после падения стены, в начале 1992-го – страшный шок для всех – любимый брат отца, историк, с начала 1970-х был добровольным (!) штатным профессиональным стукачом и агентом Штази, по его доносам многие сели в тюрьму, очень навредил семье, мытарства которой в большой степени были вызваны его деятельностью.

Дочь, чтобы найти себя, в 1987 рванулась в США, пробилась, вернулась с дочерью и мужем в ФРГ в 1999. Дядя ее застрелился в 2007 после публичного разоблачения. Ни родители, ни Сюзанна на похороны не пошли. Значительная часть текста – выписки из актов Штази, а также рассказы современников.

24.04.18

Zana Ramadani. Die verschleierte Gefahr. Die Macht der muslimischen Mütter und der Toleranzwahn der Deutschen. 2017.

Посвящение: „Ich danke meinen Eltern: meinem Vater dafür, dass er mich gelehrt hat, Fragen zu stellen, auch unbequeme, und meiner Mutter dafür, dass sie mich unbewusst zu einer Rebellin gemacht hat“.

Несколько многословно, но обстоятельно, с разных сторон и с множеством цитат из разных источников, обсуждается, как политический ислам, ортодоксальный и агрессивный, завоевывает Европу и как западная бездумная терпимость губит западное общество. Автор была ребенком привезена в Германию из Албании или из Македонии, попали в маленький немецкий городок в Вестфалии где, к счастью не было большой мусульманской общины; это позволило «интегрироваться» в немецкую среду.

В больших же городах образуются большие мусульманские общины, которые автоматически отгораживаются от непривычной западной жизни. Так возникли уже повсюду в Европе «параллельные общества», живущие по средневековым законам ислама. При этом особая роль принадлежит матерям, на которых лежит воспитание детей. Девочками они становятся жертвами этого воспитания, а женщинами сами проводят его – мальчиков растят безответственными принцами и мачо, а девочек – прислужницами мужчин. Проникновение (радикального) ислама в общество начинается именно с обязательных головных платков для девочек и девушек. Имамов содержат мусульманские страны, поэтому проповедуется именно агрессивный ислам, неотделимый от исламизма. Европа прогибается перед деспотом Эрдоганом, бесстыдно эксплуатирующим западную демократию.

Хотя в последней главе она выражает надежду на возможность исправить положение, но если это и возможно при жестко налаженной работе с детьми и матерями мусульман, при уже накопившихся массах параллельных обществ ее надежды выглядят утопией.

30.06.18

City Aeroport. На днях пришел очередной номер газеты с наклеенным на первой странице купончиком: Gutschein на 5 евро на дне открытых дверей аэропорту в Neuostheim’e. 10ти-минутный полет на вертолете будет стоить вам не 69, а 64 евро. Я вспомнил, как мы с Д. были на таком дне открытых дверей, и он полетал на вертолете за 50 марок, он был счастлив. Я недолго колебался и решил, что сдав Хатри я имею право на вознаграждение. Ну, и отправился туда сегодня. После двадцатиминутного ожидания подошла очередь 10-го рейса, на который у меня был куплен билет. Вертолетик маленький – пилот и трое пассажиров. Прострекотали за 10 минут круг над Некарау, я сделал несколько снимков и затем отправился по жаре на кладбище поменять свечу и, главное – полить. Домой вернулся «усталый, но довольный».

19.07.18

Вчера по-доброму отметили 76-й день рождения Михаэля. Гости собрались к 12 часам в китайско-монгольском ресторане самообслуживания в Mörlenbach’e, примерно километров 10 км востоку от Хемсбаха. Все знакомые (Спичек не было – они в Англии). Ничего особенно интересного, кроме заключительной прогулки по специальной физкультурно-спортивной территории „alla hopp“ для всех возрастов и уровней трудности. (Это интересная инициатива фонда, созданного бывшим руководителем SAP Dittmar Hopp‘oм. В регионе построено 19 таких территорий, каждая из многих «модулей», созданных очень профессионально). Я приехал к Бремам около половины 12-го, потом заехали за Гербертом и Анитой, остальные собрались прямо там. Около трех поехали назад, и потом сразу же М. отвез меня домой. Спасибо!

20.08.2018

Bübers. В целом очень трогательно. Хуго по дороге из архива, откуда он меня забрал в 3 часа дня (я утром оценил полученные акты и потом позвонил и сообщил, когда я буду готов), рассказал, что страдает какой-то особой формой анемии, при которой организм перестал вырабатывать эритроциты; раз в три недели – переливание крови в Университетской клинике. Пробуют заменить особыми уколами – вместо практически целого дня в клинике всго полчаса у Hausarzt’a. Одна ампула стоит 1200 евро, которые лишь частично оплачиваются (70% платит город, поскольку Хуго был госслужащим; больничная касса должна бы оплачивать остальные 30%, но фактически – около 20?). Хуго ходит с палкой, но машину водит, и они часто ездят в Швейцарию к Jоhannes und Nidja и к внукам.

Около 15-30 пили уже втроем кофе со свежим пирогом, или тортом, который испекла Irmtraud. Я им выдал баночку икры от Сергея и две книги - «Краткую историю человечества» Харари и воспоминания одного немецкого политика – чтобы не являться с пустыми руками. Потом разговаривали, кроме обмена рассказами о домашних делах и детях, о неразрешимых проблемах современности. К 17-45 Ирмтраут сделала вкусный грибной суп, поели, она выдала мне упакованные куски торта с собой, и они вдвоем проводили меня на вокзал и посадили в поезд, передав приветы Бремам и Д. с семьей.

Все было очень по-доброму, спасибо. Бог весть, увидимся ли снова.

 

21.09.2018

Сильные ощущения в связи с потерей бумажника.

Запись, сделанная в поезде 19-го: Ну, моя ненадежность*из-за худого самочувствия) сегодня нанесла мне удар под дых: на вокзале, после того, как купил Бремам ингвар, потерял бумажник со всеми документами (паспорт, вид на жительство, банковская карта, Karteab 60, медкарта АОК, все читательские билеты), про 90 евро уже и поминать не стоит. На последние монеты – еще повезло! – купил за 7-40 билет до Хемсбаха. Хочу посоветоваться с Бремами – все равно ведь уже сговорились. Питаю слабую надежду на стол находок.

Что было дальше. За столом рассказал о потере. Михаэль, не доев мороженого, кинулся к телефону, стараясь дозвониться до вокзальной полиции. Минут через 20 мы с ним кинулись в местное полицейское отделение, где нас принял толковый мужик с 4-мя звездочками на погонах. После краткого изложения Михаэлем сути дела (он объяснил, что мой родной язык русский, поэтому берет на себя это изложение), полицейский меня подробно расспросил, как было дело, что я предпринимал, что было в бумажнике, занося все это в свой компьютер, хотел тотчас заблокировать банковскую карту, (но я не помнил наизусть номера своего счета, поэтому отложили), сфотографировал меня в рост, чтобы по записям камер видеонаблюдения можно было проследить за мной и моим окружением между 13-45, когда я вышел из магазина, до 14-15, когда я сел в поезд. Дал мне подписать заявление о потере, выдал памятку и сказал, что сегодня же отправит извещение в вокзальную полицию Манхайма.

Потом мы с Михаэлем вернулись домой, откорректировали Нитше, и он отвез меня домой. Дорогой обсуждал мои дальнейшие действия: купить новую Karteab 60, заблокировать в Постбанке сою карту и заказать новую и на вокзале зайти в Fundstelle– на всякий случай. Дома я застал мэйл от Елены Шорр, что она сделала оба термина в Консульстве на 16-е октября. Я отключился ото всего этого, внес исправления в тексе Нитше и отправил его Сепайнтнеру. После почти бессонной ночи утром поехал в город (Эдда выдала мне 15 евро мелкими деньгами на разъезды), за 10 евро сделал новую Karteab 60, потом подал заявление в Postbank (новую карту должны прислать через примерно неделю, а PIN– еще через неделю). Затем поехал в Технозеум – накануне утром сговорился – там быстро управился и отправился в стол находок на вокзале (он на отшибе от суеты, на втором этаже, раньше не подозревал о нем). Там уже знали и выдали мне мой бумажник – со всеми документами, но, конечно, без денег. (Знал бы – не стал бы суетиться с новыми картами!)

Отрелаксировал я только сегодня. Урок обошелся в 110 евро, не говоря о нервах Но – конечно же, счастливо отделался Бремам доложил тотчас по возвращении домой. Надо надеяться, что к 16-му октября банковская карта у меня уже будет – она мне там понадобится. Все, отчитался.

13.11.2018

Man hat sich hierzulande daran gewöhnt: Antisemitismus in Deutschland in Vergangenheit und Gegenwart.

Ausstellung-Vorträge-Konzert-Workshop in der Mannheimer Abendakademie.

7-го я отправился на вернисаж, послушал симпатичное музыкальное сопровождение инструментального еврейского трио (кларнет, гитара и контрабас), мелодии известных еврейских песен.

Вступительный часовой доклад RolandHartung (Заместитель председателя правления derAbendakademie) „DieSchandedeshistorischenundwiederaufflammendenAntisemitismus“, очень содержательный. Из него я узнал несколько деталей – о том, как католическая церковь до конца 20-го века не удаляла антисемитских пассажей из литургии, о том, что международно-согласованное (за исключением мусульманских стран) определение антисемитизма приняли только в 2016-м, и что расцвет антисемитизма в Германии после 1-й мировой войны – о нем, впрочем, я знал из других источников – настолько подготовил почву для прихода к власти национал-социализма и для его антисемитской пропаганды, что с этим в Третьем Рейхе все шло как по маслу.

Сама выставка очень компактная и дает разносторонний обзор названной вначале темы. В особенности, она показывает такую концентрацию ярких проявлений антисемитизма в сегодняшней Германии, что становится не по себе. Самый впечатляющий пример: берлинский старшеклассник на вопрос, как он расценивает нарушение прав человека расовыми законами Третьего Рейха, ответил: «По моему мнению права человека не были нарушены, потому что я считаю евреев не людьми, а паразитами, подлежащими уничтожению».

Я надеюсь, что смогу посетить еще некоторые доклады в ноябре.

21.11.2018

„Mein Opa war (k)ein Nazi“? – Ein blinder Fleck. Vortrag von Karen Strobel (Marchivum) und Dorit Rode (Abendakademie)

Вчера ходил на этот доклад, поскольку Штробель я давно знаю как очень толкового и добросовестного человека, и мне было интересно услышать, что она скажет. В докладе, который был также хорошо иллюстрирован видеоматериалами, речь шла о том, как фактически относятся три поколения немцев – уже покойные деды, жившие и действовавшие в Третьем Райхе, отцы и матери, и ныне уже взрослые внуки – к национал-социалистическому прошлому. Это отношение сильно расходится с официальными мероприятиями в память тогдашних жертв. Основная установка отцов – молчание или разделение: «они», т.е. нацисты (а также евреи) и «мы», т.е. (хорошие) немцы. Это противоречит фактам, но служит психологической защитой от раздвоенности. Внукам передается информация, будто деды были или героями, сопротивлявшимися нацизму, или его жертвами, но никак не соучастниками преступлений. Что касается евреев, то они, якобы, «уезжали». Одна из фальшивых отговорок дедов – «я ничего не знал и о концлагерях услышал после 1945». То, что сейчас большинство не готово обсуждать прошлое, выражается в распространенных установках о «совершенно излишней тематике» и в популярной формуле «Я не могу об этом больше слышать». То же и в школьных учебниках – об этом прошлом очень бегло и не объективно. Лишь немногие дети и внуки находили мужество смотреть правде в глаза (история о немце [жаль, что не успел записать имя], из протеста принявшем иудаизм и в разных странах рассказывающем о холокосте). Только в поколении правнуков чаще начинают всерьез докапываться до прошлого своих предков. Вот такую картину нарисовал этот доклад.

16.12.2018

Первый снег. Сегодня шел ночью. В полдень на мостовых под колесами автомашин растаял, но крыши домов белые, и на кладбище – ездил менять свечу Нинке – белым-бело. («Шел первый снег, /и улица/ была белым-бела»)

17.12.2018

Снег растаял ночью. Сегодня дождь и +2.

26.12.2018

Рождество у Бремов.

25-го утром, пока светло, я установил свою «елку», опять-таки, в порядке «упирания», и отправился с подарками в Хемсбах, прибыл, как было уговорено, к часу дня. Мешок к 75-летию Эдды [6.01.] я сразу отдал Михаэлю, чтобы он его спрятал, а другой стали разбирать позже. Старшие внуки были уже там. Славные молодые люди. Мириам, уже 23, сейчас проходит практику в Бонне. Присутствовала на операции еще не родившегося младенца в чреве матери, что произвело на нее сильное впечатление, и стала думать, что пойдет на гинекологию. До того предполагала стать глазным врачом. Глазной клиникой руководит профессор с мировым именем, это ее привлекало. Решать должна в 2021-м, время еще есть.

Никлас, 21, (студент в Карлсруэ, будущий электротехник или, по нынешнему уровню техники, скорее электронщик) рассказывал, как путешествовал по Скандинавии; рюкзак был сначала 51 кг, потом 30, а в конце 14.

Перед началом обеда все взялись за руки и произнесли хором традиционный стишок, что-то вроде FroheWeihnachtenundgutenAppetit. Обед включал сначала суп с лапшой, потом жаркое из кролика, которого Михаэль тушил около шести часов, чтобы ушли запахи и мясо стало мягким. (В Хемсбахе живет кроликовод, которому Бремы приносят разные овощные отходы на корм и от которого дважды в году – на Рождество и на пасху – получают кролика). К этому были овощные гарниры, все действительно вкусно. На третье было молочное желе с ягодками. Вскоре после обеда молодые люди сели на велосипеды и отправились к другим деду и бабке (родителям Мартина). После этого разобрали мои подарки и вручили мне подарок от Кристель и от себя.

Теперь стали ждать Люцию, подопечную Бремов из Перу, которая ехала из Майнца. Вскоре она действительно явилась – симпатичная девушка смуглого испанского вида.

Она в Германии около четырех лет, первоначально была нянькой в одной семье в Хемсбахе, прибыв из Лимы по системе «о-пэйр».

[Au-pair (Kurzform für „Au-pair-Junge“ oder „Au-pair-Mädchen“) nennt man junge Erwachsene oder in manchen Staaten auch Jugendliche, die gegen Verpflegung, Unterkunft und Taschengeld bei einer Gastfamilie im In- oder Ausland tätig sind, um im Gegenzug Sprache und Kultur des Gastlandes bzw. der Gastregion kennenzulernen.]

Героически пробилась, Бремы ей помогали, и поступила в Университет в Майнце, изучает Искусство театра и кино и в качестве второй обязательной специальности – романистику. За кофе с рождественскими выпечками (Weihnachtsrolle. Plätzchen, Hützelbrot) [Испанский аналог сдобного Rolleназывается Paneton; Hützel – швабское слово, обозначающее сушеные груши, а Hützelbrot – это фруктовый хлеб, выпеченный из размоченных сухих фруктов и ржаной муки без дрожжей] разговаривали о фильмах, Михаэль рассказал Люции о «Броненосце Потемкин», я добавил несколько слов об Эйзенштейне и двух сериях «Ивана Грозного», потом о «Голом острове». Люция, сейчас 28, и сейчас должна дальше пробиваться, работает и учится, мужественный человек, вызывающий уважение.

Потом я распрощался, и Михаэль отвез меня домой. Я очень благодарен за хороший день у них.

2.1.2019

Juna Grossmann. Schonzeit vorbei. Über das Leben mit dem täglichen Antisemitismus. 2018. (Время, когда охота запрещена, прошло)

Автор, родилась в 1976 в Восточном Берлине, была воспитана матерью в традициях иудаизма, что в ГДР, разумеется, не поощрялось. Но после падения берлинской стены смогла получить высшее образование и долго работала в Еврейском музее в Берлине. В книге она рассказывает о пережитом лично или услышанном из первых рук.

Антисемитские настроения сохранялись в Германии всегда, но с 2014-го открылись шлюзы открытого антисемитизма, особенно, в социальных сетях. Она пытается организовать сопротивление, хотя понимает, что вполне нормальная еврейская жизнь, без полицейской охраны, останется в Германии невозможной, вероятно, еще много поколений. Она даже не уверена, что ей не придется оставить свою родину, пока не станет слишком поздно. Но пока она продолжает борьбу за воспитание общественного сознания, для чего, в частности, и написала эту книгу. Ото всех рассказанных ею историй осталось, однако, тягостное впечатление.

5.02.2019

Текущее. Пока Фрау Вагнер у меня сегодня убирает, пользуюсь спокойной возможностью отчитаться перед собой за прошедшие три недели.

Первое. Сегодня Нинке было бы уже 82. «И невозвратные бегут дни, месяцы и годы…» На могиле был вчера, а сегодня поставлю свечку дома – ей, огнепоклоннице.

Второе. 30-го января Бремы водили меня на выставку Kunsthalle: Kunstund Ökonomie“,TeilI, 1919-1939, об отражении хозяйственных и политических условий в искусстве России (СССР), Германии и США. Очень интересный замысел. Много совершенно неизвестных имен и материалов, в том числе из запасников Третьяковской Галереи. Живопись, за исключением Петрова-Водкина большей частью слабая, однако, запомнилась картина Тышлера «Сакко и Ванцетти»: в узких высоких кирпичных стенах каждый отдельно – якобы прогулка. Кроме того, портрет Мейерхольда (1935), не заметил себе, чьей работы. Много советских агитплакатов. Переводил Михаэлю, что на них написано. Поразительный параллелизм с Третьим Райхом.

Видел фрагменты – некогда было смотреть целиком – из фильмов Чарли Чаплина («Новые времена»?) и Лени Рифенталь (TriumphderWille? 1936, 114 min).

В заключение попили кофе с пирогом в тамошнем кафе LUXX. Все вместе заняло часа два с половиной (Это – придуманная Эддой благодарность – Gegenleistung– за подарки, что я принес к ее дню рождения). Прожил тот день на автопилоте, но виду не подавал, в кафе даже рассказал о стадиях весны по Пришвину в ответ на замечание Эдды о том, что стало уже светлее.

14.03.2019

12-го вечером отправился, в порядке упирания, на доклад в Университет (замерз без шапки, которую в воскресенье унесло с головы штормовым ветром; вчера купил новую и был ей сегодня очень рад).

Отчет об этом докладе:

Молодая энергичная дама из Берлина, GiuliaSilberbergerвыступила с темой

JudenhassinmodernenVerschwörungstheorien. В Берлине она основала в 2015 организацию, занимающуюся выявлением и разоблачением «теорий заговора», которые сейчас бурно расцвели повсюду, но особенно в Германии; по числу приверженцев (по результатам исследований того, что делается в интернете) она стоит на первом месте в мире.

Судя по фамилии, по внешности и по темпераменту, с которым она говорила, докладчица – наша соплеменница.

Она сказала, что большинство нынешних «теорий заговора» опирается на антисемитизм, который нынче старается замаскироваться под «антисионизм». Утверждается, например, что израильские продукты вызывают рак у европейцев, а на израильтян не действуют. Или: Гитлер – незаконнорожденный сын Ротшильда, и еврейская кровь в нем принесла столько зла Германии. Аналогичная дикость: Меркель – скрытая еврейка, поэтому она напустила в Германию столько беженцев, чтобы навредить немецкому народу. Подобной дичи в интернете полным-полно, не говоря о широко распространенных «Протоколах сионских мудрецов», которые постоянно цитируются в качестве достоверного источника.

Характерный – и весьма известный! – представитель теорий заговора это создатель «Новой Германской Медицины» немецкий врач Ryke Geerd Hamer (1935-2014), Он противопоставлял свою знахарскую медицину «еврейской школьной медицине» и утверждал, что при хемотерапии евреи вводят в организм пациента чип с ядом, который затем убивает человека в нужный для еврея момент.

Были еще столь же впечатляющие примеры, но я не успел записать.

Аудитория, почти сплошь студенты, часто смеялась над всем этим, но мне было не до смеха.

Докладчица находит, что к теориям заговора примыкают люди неблагополучные, которые в своем отчаянии ищут причину своих неудач в чьем-то злом умысле.

Свою задачу видит в том, чтобы предостерегать молодежь.

Bad Kissingen, 1.bis 14.04.2019

Общее о Бад-Киссингене. Я боялся дороги, но она оказалась переносимой, хотя и начетистой – всего около 170 евро, включая такси. Пребывание там, благодаря тому, что жил один оказалось вполне приятным, практически беззаботным, впрочем, без новых знакомств, которые я захотел бы дальше поддерживать. Этот заезд предназначался преимущественно для женщин, которых было две трети из 44 человек, частью с мужьями, я же оказался сам по себе. Этот заезд был более религиозно-ориентированным, чем в прошлый раз. Поэтому и я приблизился к еврейской традиции, но не настолько, чтобы соблюдать бесчисленные правила, хотя и чувствовал себя евреем. Посмотрел несколько новых достопримечательностей, получил четыре или пять сеансов электрофореза на колено, сходил в бассейн (но без удовольствия). Прослушал несколько концертных выступлений и пару докладов.

День 7.04. закончился прекрасным представлением танцевальной группы общины Эрфурта.

Четыре женщины, из которых ведущая, очевидно, профессиональный экскурсовод. Она рассказывала эпизоды из истории евреев и их обычаев, иллюстрируя их большими фотографиями. Соответственно каждой теме исполнялся танец – каждый раз в подобранных к этой теме костюмах. Большое впечатление.

Интересно, что Эрфуртская община была исторически первой в Европе – с 1094 года. Были построены три каменные синагоги, пережившие все войны и третий рейх. Эта община, около 5000 человек, была полностью уничтожена чумным погромом в сентябре 1349. (То, что евреи меньше болели чумой, чем христиане, было обусловлено выполнением традиционных правил гигиены иудаизма, но тогда этого не знали).

Я был очень благодарен этому вечеру.

8.04. RuinenBotenlaubeGrafOttovonBotenlauben (ca. 1177-1244) унаследовал этот «Бург» (не то крепость, не то замок). До того участвовал в крестовом походе с 1197, оставался в Палестине, женился там на богатой французской аристократке, но после 1220 продал тамошнее владение немецкому ордену и поселился с женой в родовом замке. Был известен также как миннезингер. Сами руины, высоко над нынешним Бад Киссингеном, в одном из ракурсов напомнили мне Моссад.

8.04. вечером концерт дуэта MichelGerschwinAnnaTyshaeva. Скрипач, очень отдаленный родственник «того» Гершвина, родом из Минска, работал в Петербурге, ныне живет во Франции. Пианистка Анна Тишаева, помнится, выступала в этом доме в 2014-м; вообще, частый гость здесь. Оба – блестящие виртуозы. Вначале они исполнили KolNidreivonMaxBruch (1838-1920. Этот композитор, чье имя я впервые узнал, не был евреем, но писал музыку на библейские темы. Потом были Бах, Брамс (9-й и 2-й венгерские танцы), Чайковский (размышление и некая сюита), CécileChaminade (1857-1944), испанская серенада, Равель, «Цыгане» и, в заключение, «Венский вальс» Крейслера. Музыка была большей частью совершенно незнакомой, но прекрасно исполненной.

12.04. «Пчелиная битва».

2-го апреля была проведена автобусная экскурсия по Бад-Киссингену. Самым интересным мне показался эпизод из 30-летней войны с картинкой на стене какого-то дома: с крепостной стены бросают корзины с пчелами на осаждающих шведских солдат, и те спасаются бегством. В городе процветало пчеловодство и корзин нашлось много. Проявив настойчивость, с помощью руководительницы нашего заезда Светланы Богданович (она звонила в турбюро и узнала, на какой улице стоит дом с этой картинкой), я в конце концов нашел сегодня дом № 37 по Hemmerichstraßeи сфотографировал и картинку и стихотворение на стене:

Die Bienenschlact von Bad Kissingen. Anno: 1643.

In Kissingen ist größte Not: der Schwed steht vor den Toren

Und wenn kein Wunder mehr geschieht, so ist die Stadt verloren!

Sie haben tapfer sich gewährt und brav zurück geschossen,

Und ist der Schrotturm razekahl, das letze Blei vergossen.

Den Schweden ist’s ein Kinderspiel! Sie schießen wie auf Scheiben

Die Breschen sich zum letzten Sturm, ein lustig Zeitvertreiben.

Ohnmächtig sehn die Bürger zu, wie ihre Tore splittern

Und selbst die dicksten Türme schon im tiefsten Grund erzittern.

Verzweifelt jammern ??????     Wir wollen uns ergeben!

So retten wir für Frau und Kind vielleicht das nackte Leben!

Da tritt der Peter Heil hervor: „Was soll das unnütz Klagen`?

Es ist verspielt so oder so, jetzt geht’s um Kopf und Kragen.

Uns fehlt das Pulver und das Blei, den Feind recht zu bedienen,

sind unsre Stacheln wenig nutz, doch denkt mal an die Bienen.

Tragt alle Bienenkörbe her! Wenn sie zum Sturme laufen,

begrüßen wir mit sumsumsum und Honigseim die Haufen!“

Erst glotzen, murren, spotten sie, was ihnen da empfohlen,

dann eilen sie es helf was mag, die Körbe herzuholen.

Und wie die Schweden siegesfroh gegen Tor und Mauer rücken

Läßt sich kein Hellpart und kein Spieß, kaum eine Sturmhaub blicken.

Nun gilt es jetzt beginnt der Sturm, vorspringen schon die Ersten,

da platschen Bienenkörbe auf, sie kullern und zerbersten!

Schon summt und brummt es ringsumher, due Schweden schrei’n und lärmen

Und fuchteln mit dem Degen wild, in dichten Bienenschwärmen.

Die Immen bös und voller Grimm, sie stechen ohne Gnade!

Da schützt kein Holler und kein Helm, nicht Flinte und Parade!

Schon wirft der die Muskete hin, der läßt die Picke fahren

und klatscht das Genack wie toll und wühlt in Bart und Haaren,

Sie trampeln auf die Körbe rum, die Biester zu zertreten,

die neuen Schwärme stürzen sich, kampflustig auf die Schweden.

Die trappen hin und torkeln her und tanzen wie von Sinnen

und schließlich rennen sie davon, der Plage zu entrinnen.

So rettete ein Mann die Stadt in jenen bösen Tagen.

Wenn alles auch verloren scheint, man soll niemals verzagen!!

Петер Хайль, герой этой истории, удостоен не только этой картинки, но и современного бронзового памятника в центральной части города, перед остатком старой крепостной стены (недалеко от Почтамта). Памятник выполнен скульптором ImreVarga, Budapest, gestiftetvonFamilieHeil, 1997.

По словам экскурсовода, это был первый случай применения биологического оружия.

8.05.2019 Из разговоров с Наташей..

Общие впечатления о Германии. Сравнивая с Англией, Н. находит, что здесь манера поведения жестче и грубее, приватная зона человека не так безусловно защищена, как в Англии. Это не хорошо и не плохо, просто это так здесь. Но теперь она понимает, почему Д. не хотел бы вернуться в Германию: в Англии он чувствует себя морально комфортнее. Вместе с тем, англичане гораздо консервативнее и в обычаях и в питании. Нарастающее давление мусульманского населения, прежде всего, пакистанцев, которые уже давно британские граждане, но очень часто выделяются в обособленные сообщества, живущие по шариату, использующие «бенефиты» (социальную помощь государства), благодаря этому быстро размножающиеся и процветающие за счет наркоторговли – все это терпится в силу привычной английской толерантности. Сказать «паки» значит прослыть расистом, «это фу».

Та же консервативность в питании отражается в том, что выбор продуктов в Англии существенно беднее, чем в Германии, и здоровое питание затруднено. Толстых женщин в Англии больше, чем в Германии, по крайней мере, на первый взгляд.

24.05.2019

Джанан. Если бы горе человеческое дымилось, на Земле из-за дыма ничего не было бы видно. (Чья-то древняя мудрость, знаю от бабы Зины). Сегодня увидел Джанан на площадке задней лестницы – укладывала там какие-то одеяла и похожие вещи. Рассказала о своей ситуации (о которой мне прежде, с полгода тому назад (?) сообщила Мария, я не записал тогда): Пока она лежала три месяца в больнице, GbG за неуплату квартплаты очистил ее жилье, и она стала Obdachlose. Нет жилья – нет работы, без работы – нет жилья. У нее есть «мини-джоб». В Каритасе нет свободных мест, пытается там работать ehrenamtlich. От еды и от предложения зайти в туалет и привести себя в порядок отказалась. Оставила вещи на площадке и ушла. Сказал ей, что буду молиться за нее.

21.07.2019

Сегодня, в воскресенье, чтобы не совсем загнить, отправился на органный концерт в Christuskirche. OrgelschülerInnen der Badischen Hochschule der Kirchenmusik spielten auf Marcussen-Orgel (1988) und Steinmeyer-Orgel (1911). Оба органа были наверху за спиной. Просидел в море незнакомой и разнообразной органной музыки – большинство вещей принадлежало Баху и Мендельсону; кроме того MaxReger (1873-1916) undLeonBoёllmann (1862-1897) – от мощной до неожиданно тихой и нежной. Провел хорошо эти полтора часа (собственно концерт продолжался час, но я пришел раньше и слушал, как исполнители разыгрывались).

1.08. 2019

Джанан. (см. запись 24.05.19) Возвращаясь домой с кладбища, я увидел на площадке задней лестницы Джанан, подошел к ней и узнал, что FrauvonDahlen (сотрудница GbG, ответственная за наш дом) велела ей очистить площадку от вещей. Я предложил, чтобы она хранила их у меня. Она отказалась, но потом спросила, нельзя ли у меня в келлере. Я выдал ей ключ от дома и от замочка на моей кладовке. Пошли смотреть. Джанан сказала, что если убрать мой большой дорожный чемодан (от детей), то тогда места хватит. Подняли чемодан ко мне и снесли ко мне вещи Джанан, чтобы вечером, когда людей перед бюро FrauvonDahlen не будет (у нее как раз были приемные часы – по четвергам с 14 до 16), разместить их в кладовке. Так потом и сделали. Хотел дать ей банку меда, но она от всего отказывается – гордость нищеты. Спит на вокзале или в трамвае (круговая линия 5). благо у нее есть месячный билет. Записала мои телефоны и оставила мне номер своего мобильника.

16.08.2019

Экскурсия в Эппинген 14-го августа с В. Именитовым с 9 до18 часов. Много интересных домов с различными Fachwerk‘ами с 13-го до 20-го века. В одном из них, когда-то принадлежавшем Хайдельбергскому университету, сейчас городской музей. Драматическая история одного молодого пожарного, который в 1873, в расчете, что он прославится, устроил поджог, но потушить не сумел, и пожар дотла уничтожил целый квартал. Его судили и четвертовали. Интересная католическая церковь с музыкой не органной, а колокольной – всего около 50 маленьких колокольчиков, каждый настроен на одну ноту. Восстановленная серия картинок 14-го века о торжестве смерти – такие серии появились повсеместно в связи эпидемией чумы, опустошившей Европу.

19.08.2019

Вчера ходили с Д в Kunsthalle – общий обзор, особенно того, что в новом здании. Это «мультимедийное» искусство временами даже интересно, но эмоций не вызывает – совершенно чуждо, иногда даже подавляет. Д. сказал, когда мы вышли, что залы этого нового здания производят депрессивное воздействие. В старом здании, в частности, собрание «вырожденного» и конфискованного у евреев искусства. В этом собрании впервые увидел хороший автопортрет Slevogt.

28.08.2019

Во вторник 27-го, несмотря на жару (33 градуса) и горячее солнце, отправились в Speyer, в первую очередь в TechnikMuseum. Это громадное собрание образцов автомобильной и авиационной техники крупнейших мировых производителей, а также мотоциклов; в особом подразделении – космической техники. Логика размещения экспонатов от меня ускользнула, только мотоциклы отражали хронологию и соответственно эволюцию машин, автомобили и самолеты (а также несколько паровозов) образовывали подлинный салат. Д. рассматривал автомобили и мотоциклы с любопытством – все-таки он много про них знает, и ему это было интересно. Но ранних образцов автомобилей (мне было бы интересно натолкнуться на следы Луцкого) здесь не было, могут быть в Ладенбурге. В космическом отделении Д. за два евро запустил робота, который сложил картонную коробочку, отштамповал памятную монету размером в 1 евро [На одной стороне: MeinBesuch 27/08/19; на другой – в середине изображение, а по кругу надпись:BURANspaceshuttle], вложил ее в держатель с цепочкой, все вместе сложил в коробочку, закрыл коробочку и выдал заказчику. Довольно занятно. (Этот Буран – или его точная копия? – висит в зале туи же). Но самым интересным впечатлением была подводная лодка 1966 года постройки, длиной 45 метров: можно было спуститься по трапу внутрь и увидеть и кубрик, и торпедные аппараты, и дизельные двигатели. Думаю, на российских было еще теснее.

Сегодня мы с Д. двигаемся на экскурсию по „MannheimerMorgen“.

Возвратились около 10 вечера; само мероприятие продолжалось немного больше двух часов. Видели материальную часть производства многотиражной газеты с приложениями – производит довольно сильное впечатление. Как составляется номер на компьютерах – с конкуренцией поступивших материалов – показали вначале в 10-минутном фильме. Очень сложное предприятие – издание такой газеты. Для памяти сфотографировал несколько моментов производства, но кадры не передают бешеного неостановимого движения – именно оно особенно впечатляет. Спасибо, на сегодня – все.

9.09.2019

Erbach (Odenwald). Сегодня экскурсия туда с В. Именитовым – 9 часов от дома до дома, из них около четырех часов ушло на езду. Маленький (ныне около 13 тысяч жителей) уютный городок вокруг замка графов Эрбах, нынче проданном государству вместе со всеми коллекциями (которых мы не видели). Наиболее выдающемуся из графов (FranzI. zuErbach, 1754-1823) в конце 18-го-начале 19-го столетий принадлежит главный вклад в развитие городка, в частности, создание школы и ремесла резьбы из слоновой кости, строительство лесопилки с приводом от водяного колеса на реке Mühling (?) и устройство музея с коллекциями редкостей (вроде шлема римского легионера I. века), изделий из слоновой кости и произведений изобразительного искусства.

24.09.2019

Dr. Mai Thi Nguyen-Kim. Komisch, alleschemisch. 2019.

Книга, с дарственной надписью автора, которую выдали почитать Бремы, когда мы с Д. их навестили. Автор, симпатичная 30-летняя вьетнамка, дочь химика, начала изучать химию в Майнце, выполнила докторскую работу в Гарварде, а затем переключилась на популяризацию науки, особенно химии. В частности, ведет свою программу на немецком телевидении.

Книга написана очень живо, молодежным языком очень наглядно связывает ежедневную жизнь – описан один день ее жизни – с химическими объяснениями таких действий, как варка кофе, приготовление пищи, работа мобильного телефона. При этом много хороших общих замечаний о работе научных учреждений, специфике научного исследования, тирании некоторых профессоров, работе химика в лаборатории. Что касается сообщаемых собственно химических сведений, то это, скорее, зоосад, предназначенный для того, чтобы дети заинтересовались животными и птицами – совершенно правильный замысел! Человек явно талантливый и увлеченный своей миссией привлечь внимание профанов к красоте естественных наук, в первую очередь химии.

Прочел с интересом и не без удовольствия.

Добавление: 25-го Бремы рассказали, что родители MaiThiживут в Hemsbache, а сама она – под Дармштадтом, где жилье дешевле, чем в самом городе. Она очень успешный и востребованный тележурналист и выступает не только с популяризацией науки, но и с общими темами, даже о политике. Сейчас она, со слов родителей, ждет ребенка.

3.10.2019

Экскурсия в Eberbach(около 35 км к северу от HD) была вчера с Володей Именитовым, последняя в этом году, частью уже под дождем. Своеобразный город, основанный еще в 13-м веке как крепость с каменными стенами и башнями по углам квадрата. Долго переходил из рук в руки, пока в 1806 не вошел в состав Бадена.

Интересна была еврейская часть экскурсии. Евреи там были с самого начала, но потом, кажется, после чумы в конце 14-го века (или еще позже?) их всех поголовно выгнали. Вновь появились они после 30-летней войны, когда город потерял половину населения и вынужден был принимать пришельцев для поддержания хозяйственной жизни. К концу 19-го века их стало около 100 семейств, так что понадобилась синагога. Поскольку своих денег у общины на постройку не хватало, собирали пожертвования как от еврейских банкиров во Франкфурте, от тамошней ветви клана Ротшильдов, так и от местных христианских общин; помог и городской совет – тогдашний бургомистр хотел подчеркнуть равноправие религий в его городе. В конце сентября 1913 была торжественно открыта синагога с четырьмя свитками Торы. В «хрустальную ночь», почти ровно через 25 лет, синагога была уничтожена, а две каменных плиты с десятью заповедями были сброшены в Неккар. Через несколько десятилетий, при строительстве моста их нашли и вытащили, они теперь хранятся в здании евангелической общины города. Надписи почти полностью исчезли за столько времени в воде. К 100-летию основания синагоги и 75-летию ее разрушения вблизи был открыт интересный памятник, созданный 16-ю ученицами художественной школы под руководством их учителя. При этом с красивой речью выступил бургомистр. Но еврейской общины в Эбербахе больше не существует.

Другая интересная часть экскурсии связана со всемирно известным кондитерским магазином Victoria.(филиал его есть в Хайдельберге).

Мать будущей знаменитой королевы часто бывала в Эбербахе со своим вторым мужем графом Кентом, они останавливались здесь в охотничьем отеле, так что город чувствует себя связанным с английской фамилией.

Кондитерская развилась из небольшой пекарни и пивной, основанной в 1886 пекарем HeinrichStrohauerI. С 1923 ее перенял его сын H. S. II., который расширил ее, создав кафе с винным погребком. В 1954 дело возглавил H. S. III., образованный кондитер. В 1862 он участвовал, наряду с другими известными кондитерами мира, в празднестве шведского короля в Стокгольме. Первое место занял апельсиновый торт некоего швейцарского кондитера. Рецепт этого торта тот хранил в секрете, но H. S. II. Сам сумел воспроизвести подобный, а может быть и лучший апельсиновый торт. В 1963 он послал такой торт, названный им VictoriavonEberbachTorte, английской королеве Елизавете в Букингемский дворец. Торт понравился, и кондитерская стала поставщиком королевского двора и многих других именитых заказчиков. Были созданы и другие рекордные торты. Сейчас уже четвертое или пятое поколение успешно ведет это кондитерское дело под лозунгом «Качество и традиция».

Из любопытства я купил и взял с собой кусок VictoriaTorte. Дома я съел его с чаем, но не нашел его более вкусным, чем здешние торты от Herrdegen или те, что делает Эдда.

13.10.2019,

Christuskirche:Michael Praetorius. Polyhymnia – Die grossen Choralkonzerte 1619. Исполнители – Mannheim Vocal und Concerto Mannheim, оченьхорошие; дирижеркаквсегда J. Michel.

Композитор (1571-1621) сталв 1604 Kapellmeister bei Heinrich Julius (1564-1613), Herzog zu Braunschweig, одномизпросвещеннейшихкнязейтоговремени. Был хорошо образован, очень верующий лютеранин, большую часть своего состояния завещавший на помощь бедным. Работал весьма продуктивно, Исполнявшаяся вещь считается вершиной его творчества. Это последовательность вокальных и инструментальных номеров с то раздельным, то одновременным исполнением и с пространственным и временным разделением музыкантов, сначала наверху (с обеих сторон и сзади), затем в разных местах сцены – очень интересно и необычно устроено.

Инструменты, по-видимому, старинные, лютня – как громадная гитара, необычные тромбоны, кроме того цинки – старинные трубы, а также разные не совсем обычные смычковые инструменты и маленький орган.

Мелодических тем немного, но они разнообразно варьируются, повторяясь разными частями хора и оркестра.

Хотя стоило это 20 евро, но не пожалел – очень своеобразное впечатление.

28.10.2019

Вчерав F3: Moritz Daniel Oppenheim: Der erste jüdische Maler. Film-Matinée mit anschließendem Filmgespräch (Regisseurin und Produzentin Isabel Gathof u. Oppenheim-Expertin Dr. Esther Graf).

S. auch: https://de.wikipedia.org/wiki/Moritz_Daniel_Oppenheim (Там говорится и об этом документальном фильме, выпущенном в 2017).

Рад, что не пожалел 8 евро, было очень интересно; жаль, что пришло мало людей. Информация из фильма и из последовавших вслед за ним разговоров:

О. родился в 1800 в Hanau, умер в 1882 во Франкфурте. Первый еврейский художник, завоевавший мировое признание – портреты его работы находятся во многих музеях мира. Пережил все эпохи – от жизни в гетто до законодательного признания евреев полноправными гражданами. Переехав во Франкфурт, был тесно связан с тамошней ветвью клана Ротшильдов, много их писал и пользовался их поддержкой, что позволило ему побывать в Париже и в Риме, где многому научился. Принадлежал к группе христианских религиозных художников, но – единственный еврей в этой группе – оставался верным иудаизму. Сознательно стремился к межрелигиозному диалогу и очень много сделал для ознакомления немцев с еврейскими традициями, Черно-белые версии его картин на еврейские темы (измененные также и по содержанию, чтобы сделать их более понятными неевреям) широко публиковались в распространенных немецких журналах.

В 1828 О. был принят Гете и понравился ему. По представлению Гете получил профессорский титул.

Документировано около 700 его работ, но примерно одна треть исчезла – погибла или скрыта в частных собраниях. Внук его бежал из Третьего Рейха в Лондон, а принадлежавшее ему собрание работ деда было конфисковано.

Толчком к созданию фильма явилось сообщение о предстоящей установке памятника Оппенхайму в Ханау. Фильм сделан хорошо. Параллельно с рассказом о жизни О. идут документальные кадры об изготовлении памятника, начиная с маленькой глиняной модели и кончая установкой и открытием с короткой речью его правнучки (?) из Англии. Язык фильма – немецкий и английский (с немецкими нечитаемыми субтитрами) когда говорят потомки О.. Наиболее затратной сценой в фильме оказался показ портрета Гейне из музея в Гамбурге: за разрешение пришлось платить 600(?) евро. Режиссерша, еще молодая, сама родом из Ханау.

В целом – спасибо!.

29.10.2019

Напряженные сборы к завтрашней авантюрной поездке. Опасаюсь собственных глупых ошибок. Сепайнтнер сегодня позвонил, спросил, как дела. Очевидно, хотел убедиться, что ч еду, чтобы заказать ночлег и завтрак. Спросил, ем ли я свинину. На мой положительный ответ заметил: еврей, который ест свинину, я знаю таких даже в Израиле. Я подтвердил, что я не ортодокс. Договорились встретиться у Novotel‘я. Четырехкратная клизма для очистки пуза к завтрашнему дню.

5.11.2019

Пришло время для отчета о последней авантюре.

(Пишу главным образом по заметкам, сделанным 31-го октября на обратном пути).

Поезд прибыл по расписанию, около 15-ти часов, и я на подъезде позвонил Сепайнтнеру, что с 4-х буду ждать его у Новотеля. Прождав под дождем – но, к счастью, был с собой зонтик – чисто на всякий случай, в Манхайме было солнечно! – 45 минут, позвонил снова. Оказалось, что у Новотеля есть два корпуса, разнесенных к северу и к югу от вокзала, и меня искали у южного. Через пару минут приехала машина, в ней сзади сидели еще двое, Георг и Эрих, и под дождем, в потемках, приехали, благодаря хорошему навигатору, в начале седьмого к музею (MarkgräflerMuseum, Müllheim, Wilhelmstr. 7). Пальто мое оставили в багажнике, но сумку с подарком для Сепайнтнера («Краткая история человечества» Харари) я взял с собой. При входе я купил экземпляр за 27 евро для Михаэля, и тоже сумка была кстати. (Сепайнтнер сказал, что ничего покупать не нужно, потому что издательство разошлет авторские экземпляры. Я с ним не стал спорить, но потом втихомолку эту покупку сделал) Уселся на место (ReserviertHerrDr. Kipnis); Рядом оказался Kitzinger, плодовитый автор, которому Сепайнтнер, ворча, много помогал; мы с ним однажды переписывались.

Церемония протекала по следующей программе:

Begrüßung – Günter Danksin, Beigeordneter der Stadt Müllheim im Markgraftlerland;

Grußwort – Marion Caspers-Merk, Staatssekretärin a.D. Erfringen-Kirchen;

Buchvorstellung – Dr. Fred Ludwig Seoaintner, Regierungsdirektor a.D.; Herausgeber der Reihe;

Themenschwerpunkt Bildende Kunst – Jan Merk, Kulturdezernent [und Leiter des Museums];

Themenschwerpunkt 1848 – Die Venedeys – Birgit Bublies-Godau, Historikerin;

Daimler, Maybach und der geistige Eigentum – Dr. Fred Ludwig Sepaintner.

Schlussbemerkungen und Buchübergabe.

Im Anschluss bittet die Stadt Müllheim zu einem Empfang.

Выступления о художниках (JanMerk) и особенно о чете пионеров борьбы за демократическую Германию и женскую эмансипацию (BirgitBublies-Godau) были интересны. Оба эти докладчика являются авторами нескольких биографий в \том томе. Сепайнтнер в заключительном слове всех благодарил, а из авторов выделил меня и Китцингера, после чего вручил по экземпляру нового тома шести избранным персонам (выступавшим и нам с Китцингером).

После этого в фойе музея угощали сухим белым вином с брецелями, ко мне подошел знакомиться автор первоначальной версии биографии Крауса, спросил, писал ли я о других врачах. Показался туповатым. Сепайнтнеру пришлось чокаться с несколькими десятками людей. Он говорил, что после напряжения последнего времени по подготовке и проведению презентации ему потребуется не меньше двух дней, чтобы придти в себя. Думаю, он пил, чтобы как-то расслабиться. Я выпил свой бокал, заедая свежим брецелем – был уже сильно голоден – и отправился в пробежку по музею, пока Сепайнтнер общался с публикой. Музей интересный и две понравившиеся картины я даже сфотографировал.

Это было еще не все, потому что затем последовало заключительное застолье на двух столах по шесть человек для «узкого круга» избранных персон в ресторане Engelв Müllheim‘е. Я сидел вместе с Сепайнтнером и выступавшими дамами и директором музея, слушал интересные разговоры (не все было понятно из-за нехватки «тезауруса») и, с подачи Яна Мерка, сам кое-что рассказывал. Слушателям понравилось, что в Третьем Рейхе и в СССР даже анекдоты были очень похожи. Наконец это торжество закончилось, и мы, Сепайнтнер, Георг и я, отлравились во Freiamt (машину вел Георг, который не пил спиртного) в отель

Тут я понял, что они с Георгом компаньоны и живут вместе в этом же здании. Машину поставили в гараж, и Сепайнтнер, взяв ключ, привел меня в номер (№ 4). Было уже за полночь, и пока я устроился и помылся в душе, стало половина второго. Встал в 7, завтрак Георг назначил на 9-30, я хотел было выйти осмотреться, но не решился, потому что не знал, что ключ от номера годится и для входной двери. Спустился в столовую примерно в 9-15, Георг в белом кителе на пару с сыном (?) уже вовсю работал на кухне. Вскоре появился и Сепайнтнер. Он кормился только фруктами, а я поел основательнее: Георг предложил сварить яйцо, кроме того кофе овощные закуски из буфета и йогурт. Он, по просьбе Сепайнтнера, узнал в интернете, когда идет поезд из Офенбурга – в 11-30.

Поднялись ко мне, Сепайнтнер сделал на подаренном томе следующую надпись:

«Es war eine wunderbare einmalige Zusammenarbeit in den vielen Jahren – Danke» ирасписался. Потом он повез меня на поезд, дорогой рассказал, что его занимает «ангелология»: в какой связи появляются ангелы в Библии, особенно в Новом Завете. Христианство ведь возникло как секта в иудаизме – об этом, говорит он, забывают. Хочет поехать в Израиль – его пригласил тамошний профессор-физик, который в прошлом году гостил здесь.

В Офенбурге он купил мне билет и привел к поезду. Совершенно королевский прием!

В тот же вечер я послал ему мэйл:

Lieber Herr Sepaintner,

ich bin sehr berührt durch Ihren recht königlichen Empfang.

Nochmals – danke Ihnen ganz herzlich!

Ihr stets

AK

Anbei zwei Fotos, leider sind sie nicht gut genug.

Онответил:

Lieber Herr Kipnis,

 auch mir war es ein unvergesslicher Abend, vor allem auch, weil Sie die Mühe auf sich genommen hatten, von Mannheim extra ins Markgräflerland zu kommen.

 Wir wollen unsere Verbindung aufrechterhalten!

 Gruß

FLS

Уже дома я посмотрел в интернете и увидел:

HUBERTUS HAUS PFLINGSTECK, Sitz: Raubühl 4, 79348 Freiamt

Geiss-Sepaintner GbR (= Gesellschaft bürgerlichen Rechts) [Bei der Gesellschaft bürgerlichen Rechts (Abkürzung GbR oder GdbR, auch BGB-Gesellschaft) handelt es sich nach deutschem Gesellschaftsrecht gemäß § 705 des Bürgerlichen Gesetzbuchs (BGB) um einen Zusammenschluss mindestens zweier Rechtssubjekte als Gesellschafter, die sich durch einen Gesellschaftsvertrag gegenseitig verpflichten, die Erreichung eines gemeinsamen Zwecks in der durch den Vertrag bestimmten Weise zu fördern. Die Gesellschaft bürgerlichen Rechts stellt die einfachste und allgemeinste Form der Personengesellschaft des deutschen Gesellschaftsrechts dar.]

GeschäftsführerGeorgGuess

В отеле всего 5 комнат (два люкса, две обычных и большая многоместная для молодежи), моя стоит 79 евро. Георг и Фред живут внизу.

15.12.2019

Смерть Хуго Бюбера. В пятницу 13-го получил траурное извещение от семьи и сильно огорчился, хотя уже после нашей последней встречи понимал, что при такой тяжелой болезни крови он не проживет долго. Составил Kondolenzbriefот себя и Д. поехал на почту и отправил.

27.12.2019

У Бремов. 25-го приволок им подарки к Рождеству (очевидно, удачные, Эдда вчера утром звонила и благодарила) и ко дню рождения Эдды. Кроме того, смог им вручить новое железнодорожное расписание, долго за ним охотился.

За кофе слушал рассказы о Кайзерах и их детях, а также о Маркусе, которому как раз 25-го исполнилось 50. Сам рассказал им «вайнукский» анекдот. Потом Михаэль прочел мне историю про то, как семья евреев, эмигрировавших в 1959 из Польши в Париж, была приглашена в 1970-м жившей в том же доме французской четой Розьен на Рождество. Оказалось, что отец этой четы, Розенблат, догадался, что соседи – евреи, и поздравил их с Ханукой, которая в тот год тоже совпала с Рождеством (как у нас здесь нынче). Я, в свою очередь, поскольку разговор был об антисемитской политике Гомулки, рассказал им как выглядело дело в СССР в 1952 и как я после университета из-за группы крови (цитировал Арию, о котором вспомнил добрым словом) жил на Кара-Бугазе – про три шайки воды в бане и т.п. байки.

После этих разговоров Михаэль с подарками от них и от Кайзеров отвез меня домой. Спасибо, было приятно.

6.01.2020

Прием в Розенгартене. Сегодня с 11 до 12-20 прослонялся вдоль разных стендов многочисленных объединений, организаций и фирм, на речь обербургомистра не пошел. Там на халяву можно было бы пастись целый день, до 18, но мне быстро наскучило, концертные выступления разных групп слушать не захотел. Получил без запроса две шариковые авторучки, два яблока, банан, две пачки «темпо» и два хозяйственных мешка, не говоря о множестве разных проспектов. Виделся с двумя знакомыми из городского архива [KarenStrobelundKarlheinz ? (HanspeterRings) не могу вспомнить фамилию. В списке нынешних сотрудников его уже нет ]. Удовлетворил любопытство и ушел домой.

18.01. 2020

Сегодня, за день до закрытия, отправился, наконец, на большую выставку InspirationMatisseв Kunsthalle. Убедился, что мой Kulturpass обеспечивает бесплатный вход. Кроме совершенно неизвестного мне Матисса, особенно 1910-х-1920-х годов много работ современников, на которых он повлиял. Половина имен оказалась мне незнакома (из них показались интересными HansPurrmannи AugustMacke). Из знакомых – симпатичное полотно Марке. Среди работ самого Матисса обратили на себя внимание хорошие бронзовые скульптуры и картина 1922-го года «Женщина, сидящая у окна» – а за окном – зеленое море. (К сожалению, такой открытки в магазине не было). Хотя моя способность воспринимать уже почти кончилась – все же был рад, что выбрался, преодолев лень.

24.01.2020

22-го с 18 до 20 в F3 встреча с полицейскими чинами во главе с председателем полицейского управления всего региона. Симпатичные интеллигентные люди. Жаль, что членов общины собралось не больше 25 человек. Председатель рассказал, что Баден-Вюртемберг и Бавария – земли с наиболее низким уровнем преступности. В нашей земле находятся 190 опасных исламистов, вернувшихся в Германию после разгрома исламистского халифата в Сирии. Они распределены по маленьким городкам земли (в Манхайме их нет). Все они находятся под круглосуточным наблюдением, чтобы исключить преступления с их стороны. Кроме того, есть 160 правых экстремистов, за которыми тоже приходится следить.

В Манхайме живут люди 200 национальностей из полутора сотен стран, и город гордится их мирным сосуществованием, он считается одним из наиболее безопасных городов Германии.

Рост антисемитизма в Германии делает, однако, охрану еврейского центра одной из главных задач полиции. За эту охрану отвечает г-н Левицкий. Он прошел обучение в Израиле, был в Яд-Вашеме. Он сказал, что свою работу выполняет с радостью, а не как тягостную повинность.

Я, к сожалению, был не в форме. Не было пороха задать общие вопросы о распределении мотивов правонарушений в Германии и о распределении правонарушителей по странам происхождения. Незнаю, естьлитакаястатистика.

29.01.2020

Veranstaltung Abendakademie „Bitteres Ende – schwieriger Anfang“ (полторачаса). Dr. BrigittHohlfeld, историк, недавно выпустила под этим названием в свет сборник свидетельств современников, переживших годы 1933-1955. В марте она будет представлять вторую книгу, составленную из свидетельств людей, не знавших об ее проекте, но заинтересовавшимся им после представления первой книги. Мероприятие направлено против забвения ужасов войны, холокоста, а также опасности воспитания детей и молодежи в духе национал-социализма. Артистка и артист читали избранные отрывки из книги. Хотя ничего принципиально нового узнать не мог, но услышал много выразительных подробностей, в особенности о трудном бегстве немцев с востока (из нынешней Польши и Чехии), а с другой – о сравнительно сносной жизни в деревнях Баварии и Бадена.

Было симпатичное музыкальное сопровождение: между отрывками играл Klezmer-QuartettHeidelberg. Фактически это было трио – гобой, контрабас и гитара, скрипки, к сожалению, не было. В целом – спасибо!.

29.02.2020

26-го – визит ко мне г-на Келлера, издающего сборник биографий членов нашей общины, прибывших из (бывшего) СССР и из стран Восточной Европы.

VolkerKeller. пробыл с 15 до 18. Он член общины (это я понял по его замечанию, что не видел меня на богослужениях), учитель (биология и немецкий язык), бывший ректор Mozart-Schule, сейчас на пенсии. Ему 65. Он занят историей евреев, опубликовал две книги и три статьи в BBII и IV. Живет в Neuostheimeи приехал ко мне на велосипеде. Утомившее меня интервью продолжалось около двух часов – ничего в советской жизни он не понимает. Потом я угощал его фруктами и чаем, много осталось – использую при подарках Йозефу и Марии, с которой сговорен обед в воскресенье 1-го марта.

Сегодня я закончил текст биографии для него, как мы договорились – с рассказом о годах в Германии и с резюме опыта жизни.

Он отобрал несколько семейных фото и сказал, что пришлет ко мне Ларису Дубяго сделать фотопортрет в домашней обстановке на фоне полки с книгами.

Интересным он мне, к сожалению, не показался. Вероятно, я ему тоже – только как раздел в его проектируемой книге.

Изинтернета:

Volker Keller, geboren 1954 in Mannheim, war Rektor an einer Mannheimer Grundschule. Seit den 1970er Jahren Zeitungs-, Zeitschriften- und Buchveröffentlichungen zu verschiedenen Themen der Mannheimer Stadtgeschichte. Seit 1991 zweiter Vorsitzender des Vereins Stadtbild Mannheim.

Setzt sich für mehr Bewusstsein für die Geschichte Mannheims und für den Erhalt des historischen Stadtbildes ein.

Öffentlichkeit bekannt wurde er vor allem durch mehrere Veröffentlichungen zum jüdischen Leben in Mannheim.

In Ruhestand seit Sommer 2017.

8.03.2020

Schloss-Museum. 6-го отправился на Wiedereröffnung (в течение года был закрыт на ремонтные работы). Сначала ходил с экскурсией, потом от нее оторвался. Существенных впечатлений не получил. Множество портретов в центральном Rittersaal, громадные столы – один в соседнем зале для заседаний (или приемов?), другой, уставленный металлической посудой – в столовой. Спальни не восстановлены, хотя, говорят, остались их фотографии. Дворец, полностью разрушенный в войну, начали, после долгих споров, восстанавливать из руин с 1947 года по сохранившимся чертежам и закончили в 2007-м Фрески в центральном зале были написаны по имевшимся фотографиям, утверждается, что оригиналы были много лучше.

Все же я был доволен, что познакомился, наконец, с этим музеем – «поставил галочку».

14.03.2020

Коронавирус.

Вчера скайп с детьми по их инициативе. Из-за вируса Д. работает из дома, в офис не ездит. Н. на экзамены не едет, а посылает эссе и прочее почтой. Продукты они заказывают online, чтобы не лезть в скопления людей. Джонсон (премьер) на днях выступил по телевидению и заявил, что пока нет оснований что-либо закрывать или отменять – вопреки очевидным фактам. Выглядит дико. В Шотландии и Ирландии школы закрыты. Приедут ли дети в апреле – пока не обсуждали.

Мария в Чехию поехать не сможет: граница закрыта.

Шошана звонила вчера. Левик с сыном, вернувшиеся из Испании, заперты на двухнедельный карантин. Сама она избегает вылезать из квартиры.

15.03.2020

Вчера позвонил фрау Вагнер, узнал, что до проверки ей запрещено ходить к клиентам. Сдвинули ее визит предположительно на 24-е.

Предполагаю, что поездка Ларисы Дубяго в Вену (см. запись 4.03) сорвется или что она там застрянет в карантине.

Все мероприятия в общине, за исключением богослужений, отменены.

17.03.2020

Городская библиотека закрыта «до дальнейшего».

Общее собрание в общине, назначенное на 29-е марта, перенесено на неопределенный срок.

Богослужения во всех христианских храмах и синагогах отменяются.(насчет мечетей не уверен, там свои правила)

Музеи и выставки закрываются по крайней мере до 19 апреля, равно как и (почти все) школы.

Чемпионат Европы по футболу перенесен на 2021… и т. д

Вероятно, нынешняя пандемия – последнее интересное (не слишком приятное) событие, которое мне выпадает пережить за долгую жизнь.

20.03.2020

Из-за вируса жизнь в городе (и в стране) замирает дальше. С понедельника, 23-го, трамваи будут ходить реже.

Я сегодня вылезать не стал – не из опасения заразиться, а ради экономии сил, тем более, что в срочных прикупках нужды нет.

26.03.2020

Сегодня я купил в своей Hofapotheke намордник за 15 евро (сначала собирался сам сшить из носовых платков, но поленился). Штука эта понадобится наверняка, когда (если) придется 31-го в Postbank. Говорил с Раей по телефону, узнал, что до развозки мацы и вина дело дойдет только на следующей неделе. По пути из аптеки зашел в Rewe и отоварился йогуртом, все остальное не горит. На обратном пути поменял свечу на кладбище и к 12 был уже дома.

9.04.2020

Главная проблема – каким образом стараться удержаться, чтобы в трудное время корона-эпидемии не создать добавочных забот остающимся. Этими попытками я и занят. (От карантина один плюс все же: пыли в доме стало меньше).

Сегодня ездил менять свечу на кладбище, увидел, что могила снова изменилась – украшена новыми цветущими растениями словно здесь опять поработали. Бремы, - но не придал значения(!) Вечером позвонила Эдда, сказала, что это они вчера сделали, посоветовала завтра полить. Рассказала, что тесть Биргитты (отец Мартина) 17-го марта умер от корона-вируса в больнице в Вайнхайме. Ему было 70 лет, и до болезни он был крепок и активен. Его жена вынуждена была выдержать двухнедельный карантин, похоронили его 6-го апреля только семьей, священник был девятым. Мириам говорила, что в таком узком кругу даже лучше (если бы не эпидемия, было бы больше ста человек из различных Verein‘ов, где он действовал, не говоря о друзьях и более дальних родственниках вроде Эдды и Михаэля).

30.04.2020

К теме «День рождения»: в утренней почте – картонная папочка с поздравлениями от Министра-Президента земли Баден-Вюртемберг и от нашего Обербургомистра Курца, оба датированы 28 апреля. Очевидно, входит в обязанность аппарата правления.

Hits: 206